Богдан Цырдя: Возможен ли ренессанс молдавского центризма? PDF  | Печать |
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
03.12.2009 г.

Стране нужен совершенно новый центризм - жесткий, агрессивный, идейный, с харизматичными лидерами, с сильной внутренней энергетикой, с живыми, привлекательными для масс идеями.

Одной из наиболее важных проблем, ведущих ко всё большему отставанию Молдовы в своём политическом развитии от других европейских демократий,  является отсутствие в нашей  стране после февраля 2001 года мощной и эффективной центристской партии.

Бедность подавляющего большинства молдавского населения, перманентный экономический кризис, фрагментарная или, проще говоря, конфликтная политическая культура, унионизм – все месте это создало питательную почву для возникновения и становления  радикальных партий, которые просто подавляют и всё более разъедают  политический центр, а вместе с ним и основы независимой государственности Молдовы. Частично в этом виноваты и сами лидеры так называемых «центристских» партий. В той или иной мере центризм в Молдове проявился в разное время в таких политических структурах как Аграрно-демократическая партия (АДПМ), Блок «За демократическую и процветающую Молдову» (БДПМ), Альянс Брагиша, Альянс «Наша Молдова» (АНМ).  Но, к несчастью для молдавского центризма, лидеры этих формирований очень слабо представляли себе сущность данной политической конструкции.

Чаще всего, центризм в Молдове означал некую среднюю позицию между двумя крайностями, что на практике превращалось в половинчатость решений, в конформизм и постоянную оглядку то на левый, то на правый фланг.  По этим причинам молдавские центристы никогда не могли дать чёткий и ясный ответ на многие серьезные проблемы страны. Язык, на котором говорит и пишет её коренное население,  центристы, например, «политкорректно»  называли «государственным», историю - «историей Родины» или «интегрированной», в вопросе военного сотрудничества Молдовы с НАТО или ОДКБ центристы, как правило, выбирали нейтралитет, вопрос выбора внешнего вектора (СНГ или ЕС), центристы заменили невнятным термином «многовекторность».  Центризм в Молдове, таким образом, чаще всего на деле означал элементарное отсутствие позиции. К примеру, если в тексте Конституции центристы называли  язык своей страны «молдавским», то в публичной жизни именовали его «государственным», в то время как в  школах повсеместно преподавался исключительно «румынский язык». То же самое имело место и  с названием курса национальной истории. А в том, что касается «нейтралитета», то именно «центристы» заложили на деле основы сотрудничества и сближения Молдовы с военно-политическим блоком НАТО. В определённой степени провал центризма в Молдове был связан и с поведением руководства левой ПКРМ и правой ХДНП,  лидеры которых Владимир Воронин и Юрий Рошка вначале раскололи и растащили по своим флангам Альянс Брагиша, сократив его с 19 до 11 депутатов, потом Блок «Демократическая Молдова», а несколько позже и Социал-демократическую партию Молдовы. Любая консолидация политических сил в Молдове, исповедующих идеи центризма, воспринималась в штыки Партией коммунистов, которая опасалась, что центристы лишает её части электората, а главное, лишат «образа врага», с которым ПКРМ призывала своих членов и сторонников вести «непримиримую борьбу», поскольку центризм воспринимался Ворониным и его командой не иначе, как малодушная,  примиренческая позиция и  неуместное  «миротворчество».

 В этом кроются истинные причины  провала в 2001 году попытки создания единого «Единого социал-демократического фронта», после чего его предполагаемому вождю Серафиму Урекяну пришлось даже, по соображениям личной безопасности,   некоторое время отсиживаться за границей.  По этим же причинам в 2008 году Центристский союз Молдовы (ЦСМ) внезапно  вышел из объединительного процесса, инициированного руководством  ПСД-СДП.

Приходится признать, что молдавский центризм был лишен оригинальных идей, внутренней энергетики, не имел прорывных лозунгов и  харизматичных лидеров. По этой причине ему постоянно приходилось заимствовать чужие лозунги и прикрываться рейтингами более – менее близких к нему по духу других политиков. В 1998 году, например, центристское движение «Ласточка» во главе с Дмитрием Дьяковым провело своих представителей в парламент только за счёт нещадной эксплуатации личного авторитета президента Петра Лучинского. В 2001 году команда центристского Альянс Брагиша прошла в парламент исключительно на личном рейтинге и административном ресурсе популярного в то время премьер-министра Дмитрия Брагиша, на долю которого выпала судьба «пожарника», которому пришлось ликвидировать тяжкие последствия российского дефолта 1998 года, чрезвычайно больно ударившего и по молдавской экономике. 

 В 2003 году Альянс «Наша Молдова» Серафима Урекяна  добился успеха, опираясь, главным образом,   на  админресурс бывшей колхозной номенклатуры. То есть, обошёлся без какого-либо креатива, митингов, поднятия масс, энтузиазма, молодежной поддержки. Однако, уже в 2005 году стали заметно проявляться первые признаки деградации молдавского центризма, а с апреля 2009 года всем стало ясно, что классический центризм в Молдове не имеет никаких шансов. Стране нужен совершенно новый центризм -  жесткий, агрессивный, идейный, с харизматичными лидерами, с сильной внутренней энергетикой, с живыми, привлекательными для масс идеями.

Если, согласно законам физики,  появление более крупного тела с мощным полем притяжения ведет к концентрации вокруг него  более малых тел, то  и в политике тоже происходит нечто подобное. Например, мощный выход на передний план национальной политической жизни центриста Мариана Лупу, ставшего лидером Демократической партии и выдвинутого Альянсом «За европейскую интеграцию» кандидатом в президенты Молдовы, немедленно   активизировало и усилило тенденцию притяжения к нему во всех других центристских партиях и даже в левой ПКРМ. Целые региональные организации начали отрываться от СДП и АНМ, ЦСМ буквально раскололся на две части, положив конец  существованию партии и политической карьере её лидера Василия Тарлева. СДП потеряла Бельцкую и Глодянскую организации, набрав на выборах вместе с ЦСМ менее 2%. 

Уход Лупу из ПКРМ создал серьезную брешь  даже  в казавшемся несокрушимым монолите Партии коммунистов. В ПКРМ появилась симпатизирующая Лупу «группа Владимира Цуркана», а её организации  из Рышкань, Хынчешть и Сынжерей, если верить Дмитрию Дьякову, стали настойчиво требовать избрание Мариана Лупу президентом. Это говорит, как минимум,  о том, что вертикаль власти и партийная железная дисциплина внутри ПКРМ сильно ослабли. На этом основании некоторые политики и аналитики  стали обвинять Мариана Лупу в дроблении оппозиции, в ослаблении левоцентристских партий. Но, если рассматривать все эти процессы без «партийных эмоций», а сугубо объективно, то надо честно признать, что Лупу, напротив,  запустил процесс консолидации центристских сил.  В кулуарах циркулируют слухи о возможном объединении СДП с ДПМ. Уже 24 ноября с.г. о таких намерениях заявил лидер СДП Дмитрий Брагиш.
 
 По слухам, среди некоторых влиятельных структур, близких к Демпартии, появилась мысль перетянуть в общую центристскую партию и АНМ. Однако сам Мариан Лупу исключил возможность создания предвыборного блока ДПМ с АНМ.
Скорее всего, это правильный шаг. Если Лупу создаст блок ДПМ-АНМ-СДП, то это будет не что иное, как новый Блок «Демократическая Молдова», со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями. По большому счету, АНМ, имеющий сегодня рейтинг на уровне 3%,  самостоятельно  вряд ли пройдет в новый парламент, и его избиратели перетекут к ДПМ и ЛДПМ, вслед за местными элитами этой партии, которые уже сегодня толпятся у дверей демократов. Приход в центристскую ДПМ правых либералов из АНМ, пусть и умеренных, превратит партию Лупу в политический колхоз, который рано или поздно развалится из-за непримиримых идеологических противоречий. Всем известно, что АНМ, как политическая  структура, находится  на грани развала.

В 2005 отсюда ушли Дмитрий Брагиш и 6 депутатов, создавших затем  ПСД. Чуть позже АНМ покинули Виталия Павличенко и Анатол Цэрану, которые создали НЛП. В 2009 году АНМ покинул (был исключен) кишинёвский муниципальный советник Олег Черней. Сегодня в АНМ существуют, как минимум, три конфликтующие между собой группировки, между которыми идет жесткая борьба за власть в партии: либералы (Вячеслав Унтилэ),  социал-демократы (Владимир Олейник, Ион Гуцу) и так называемые «верные урекяновцы».  Слабеющий на глазах АНМ лихорадочно ищет, с кем бы ему  объединится.  За последние несколько месяцев лидеры партии перепробовали всё: от контактов с внепарламентской СДП, до утомительных переговоров с парламентской ДПМ. 

 Лидеру АНМ Серафиму Урекяну всё труднее  удерживает  единство своей партии. Марианну Лупу, как лидеру Демпартии, вокруг которой намерены объединиться другие разрозненные центристские силы, надо, прежде всего, понять, что объединять вокруг ДПМ нужно не промышленно-финансовые группы, а её идеологических сторонников. В противном случае, «объединённая ДПМ» вскоре распадется, как распались и все другие  партийные альянсы, сколоченные на скорую руку. К тому же, если ДПМ и АНМ объединятся, то Лупу далеко отойдёт из центра вправо, чем ограничит свой электоральный сегмент до 7-8%. Это будет хорошим подарком для левой ПКРМ. Хуже может быть только объединение ДПМ с ХДНП. Если у Лупу и его команды хватит политической мудрости и выдержки, то уже вскоре распадающийся на глазах  АНМ сам, без всяких усилий с их стороны,  упадет  в объятия  ДПМ, прилепившись к ней в форме своих крупных территориальных организаций.  Все решит назначенный на 12 декабря с.г. Конгресс АНМ, на котором, как говорят в информированных кругах, ожидается «переворот» в руководстве этого политформирования.Любой объединительный процесс, в который вовлечены несколько партий, как известно, нередко  приводит к внутренним конфликтам.

Внутри ДПМ,  например, группировки Олега Серебряна, бывшего лидера СЛП,  и Оазу Нантоя,  бывшего лидера СДП,  всё чаще проявляют признаки недовольства, явно опасаясь нового объединения, которое может заметно ослабить их позиции в партии. Олег Серебрян предложил «запретить коммунистическую символику», дав, тем самым,  лишний козырь для «ястребов» из ПКРМ, призывающих  не голосовать 7 декабря с.г. за Мариана Лупу. Все эти декларации  Олега Серебряна с призывами о вступлении Молдовы в НАТО, с заявлениями о том, что «Молдова - несостоявшийся проект» ощутимо тянут Демпартию вправо, заметно сужают ее электоральный сегмент. Судя по всему, удержать Олега Серебряна и его соратников по СЛП внутри ДПМ будет всё труднее. С другой стороны, команда бывшего главного социал-демократа Оазу Нантоя недовольна тем, что их люди потеряли руководство в Хынчештах и Дондюшанах. Следует признать, что успех или провал процесса консолидации политического центра в Молдове напрямую зависит от избрания Мариана Лупу в качестве президента страны. Нужно отметить, что у Дьякова и Лупу  хорошие отношения с Мирчей Джоанэ, который имеет большие шансы стать президентом Румынии (второй тур президентских выборов в Румынии назначен на 6 декабря с.г., всего за день до выборов президента в Молдове).

Это значит, что у Лупу будет мощная поддержка из Бухареста даже в том случае, если он не будет избран президентом Молдовы.  Лупу, судя по многим признакам, поддерживает и Москва. По крайней мере, его встреча  с российским президентом Дмитрием Медведевым, соответствующие заявления депутата Госдумы РФ Константина Затулина, нахождение Лупу в президиуме на «круглом столе», организованным Российским посольством в Молдове 23 ноября 2009 года – всё это прямо или косвенно говорит о том, что Кремль, хотя и не отвернулся окончательно от ПКРМ, но  всё-таки делает ставку сегодня на Лупу. 

Скорее всего, умеренный центрист Мариан Лупу в качестве президента рассматривается Кремлем как некий баланс между левыми и правыми радикалами, как гарантия сохранения Молдовой нейтралитета, членства в СНГ, статус-кво по Приднестровскому урегулированию. Похоже, поддержка центриста Лупу со стороны Кремля всё заметнее раздражает правую либеральную составляющую АЕИ, некоторые представители которой уже фактически начали  травлю кандидата в президенты.   Поводом для этой травли послужил и тот факт, что Лупу сделал несколько очень жестких и четких заявлений в защиту  нейтралитета, членства в СНГ, истории Молдовы. В частности, заявление Мариана Лупу от 24 ноября с.г. о том, что он является молдаванином (то есть сторонником молдавской гражданской нации),  а 1 декабря – это праздник народа другого государства, вследствие чего он лично его не отмечает, привело к горячим дискуссиям в альянсе.

Оно и понятно – румын либерал Михай Гимпу вознамерился переписать на свой лад Конституцию, а тут какие-то «промолдавские»  декларации центриста Лупу. Последние заявления Лупу  представляют интерес по двум причинам.

Во-первых, они облагораживают «молдовенизм», так как впервые такую позицию занимает человек с незаурядным образованием, доктор наук, говорящий на румынском (английском, французском, русском) намного лучше тех, кто яростно кричит, что он румын.  «Молдовенизм» Лупу является сугубо гражданским, он отражает позиции по отношению к нации,  разделяемые США, Францией, ООН и всем цивилизованным миром. В науке это течение  называется «конструктивизмом». Это пощечина и примитивным молдовенистам, и яростным унионистам, живущие понятиями XIX века. Это заявка на президентство, на роль нового «отца нации», на модернизацию страны. 

Возможно, многие молдавские интеллигенты потянутся к Лупу, тем более, что многие партии Молдовы (ДПМ, СДП, АНМ, и даже ХДНП,) являются сторонниками именно молдавской гражданской нации, но когда речь идет о защите своих принципов, почему-то предпочитают отмалчиваться.Во-вторых, Лупу сделал первый шаг в сторону построения нового центризма - со своей позицией, четкими взглядами, пусть и не всегда совпадающими с взглядами некоторых слоев населения. Но это всё же намного лучше, чем отсутствие всякой позиции у многих центристов. Конечно, Мариан Лупу в ближайшем будущем сможет консолидировать не весь левый фланг, а только центр, который сегодня приблизительно равен 20%. У Мариана Лупу нет медийного ресурса, нет реальных властных прерогатив, нет однозначной поддержке в АЕИ, не говоря уже о настроенной против него воронинской ПКРМ. Но самая серьезная проблема Лупу - это то, что в борьбу за контроль над центром, вполне возможно, включится  и либерал-демократ, премьер-министр  Владимир Филат. По крайней мере, несколько недель тому назад около 20 организаций правоцентристкой ЦСМ заявили о вступлении в ЛДПМ, что говорит о попытке Владимира Филата, пусть и несколько неуклюжей,  сместится поближе к центру.  Выдвижение Лупу в качестве президента и ожесточенная дискуссия во фракции ПКРМ о том, поддерживать или не поддерживать его кандидатуру, может привести к расколу Партии коммунистов и появлению  новой левой партии во главе с Владимиром  Цурканом. 

Предположительно, это будет партия с сильными позициями в ней молдаван, оринтирующихся на развития связей с Россией,  и национальных меньшинств.  Все это связанно с усталостью многих депутатов ПКРМ от нынешней внутренней иерархии, с их желанием самим «порулить» и  самостоятельно «решать проблемы». Но, объективно, раздробление ПКРМ и формирование отдельной левой фракции в парламенте окажется выгодным и премьеру Владимиру Филату. Понимая, что вероятность раскола ПКРМ велика, премьер-министр Владимир Филат уже объявил, что он готов предоставить все условия и гарантии «группе Цуркана» для голосования за кандидатуру президента, в том числе и возможность создания своей фракции. «Гарантии» со стороны Влада Филата являются попыткой премьер-министра предотвратить переток «раскольников» из ПКРМ в сторону ДПМ, а значит, и укрепление Марианна Лупу. Это сделать совсем нетрудно: ЛДПМ контролирует Министерство юстиции, следовательно, сможет обеспечить не только создание и регистрацию новой фракции, но и отдельной партии. Цель этой «политической благотворительности» со стороны премьера не столь бескорыстна, как может показаться. Филат понимает, что,  уйдя вправо, он не сможет иметь более 25% в новом парламенте (15% - за ЛПМ). Для этого ему нужно иметь еще одну «левую», но  подконтрольную себе,  фракцию, с помощью которой он будет держать правительство и власть в стране в своих руках. А там глядишь, в эту фракцию, членам которой будет предоставлен «иммунитет», перетекут и другие депутаты от ПКРМ, что даст премьеру полный контроль над ситуацией в стране. В этом случае роль и влияние  президента страны  будут сведены  до минимума.  Не исключено, что в новой Конституции прерогативы президента вообще максимально урежут. Мариан Лупу выразил свое жесткое неприятие поведения премьера Владимира Филата, обозначив, тем самым, новый виток противоречий между премьером и кандидатом в президенты в  борьбе за контроль над «группой Цуркана». В принципе, либералы всеми своими действиями хотят доказать, что Лупу не может быть гарантом Конституции. Многие в Молдове были неприятно удивленны, когда 30 ноября с.г. в передаче «In Profunzime» на телеканале ProTV Александр Тэнасе (ЛДПМ) и  Вячеслав Унтилэ (АНМ) выразили свое несогласие с некоторыми из озвученных  Марианом Лупу его «12 тезисов». Даже обычно всегда предельно радикальный либерал Дорин Киртоакэ в этой ситуации задался вполне рациональным вопросом: Если мы сами не принимаем этих «тезисов» Лупу, то как их примут коммунисты? Они ведь могут вообще сказать, что никаких «тезисов» нет!  Увы, кишинёвский мэр в этом случае совершенно прав. В газете «Тимпул», близкой к ЛДПМ, Константин Тэнасе буквально растоптал «тезисы» Мариана Лупу, особенно  намекающие на введение курса истории Молдовы вместо курса «Истории румын».  Это еще один аргумент в пользу того, что ЛДПМ четко дает понять - гарантом может быть только её лидер Владимир Филат! Поскольку противоречия внутри либерально-демократической коалиции сохраняются и имеют тенденцию к обострению, мандат центриста Мариана Лупу в случае его избрания президентом Молдовы будет очень тяжелым, а процесс консолидации центра, судя по всему,  опять натолкнётся на «объективные» препятствия.  Надежда на то, что «политической войны между ДПМ и ЛДПМ  удастся избежать, становится всё слабее.  Особенно после выступления Мариана Лупу 27 ноября с.г. на ТВ-7, в котором он прямо назвал некоторые противоречия, существующие между ДПМ и ЛДПМ. Это вызвало ярость со стороны команды ЛДПМ, практически дав старт первой фазе новой «политической войны».Остается только сожалеть, что две, по сути, конструктивные силы, с эффективными лидерами  с серьезным интеллектуальным потенциалом, с мощной энергетикой и креативными идеями,  столкнутся в жесткой схватке.

Увы, никак не получается в Молдове, чтобы премьер и президент работали одной командой. Борьба продолжается. Жаль только, что платить за все «разбитые чашки и тарелки» на этом «празднике демократии», ,  как всегда,  придется рядовым гражданам Молдовы.  

Специально для ava.md 

Hits: 4796
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »