К Таушанжи: Дорогу себе должны прокладывать мы сами PDF  | Печать |
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 
25.12.2009 г.

- Константин Петрович, в конце 80-х и начале 90-х годов Вы были в гуще тех бурных политических событий, которые проходили в тот период в стране и у нас, в частности, Вы были председателем Комратского райисполкома, депутатом Парламента Молдовы в тот сложный драматический период.

Вы также вместе  с Л.Добровым были авторами первого проекта автономии Гагауз Ери. Какие воспоминания сохранились у Вас о том периоде времени? - Да, действительно, мне пришлось быть в гуще событий того времени и должен сказать, что несмотря на то, что в гагаузской среде существовали различные мнения о судьбах гагаузского народа, здравый смысл победил как в Гагаузии, так и в Молдове. В декабре 1994 года мы получили компромиссный вариант самоопределения – автономию в составе Республики Молдова. Хотя многие скептически относились к такой форме самоопределения.

 - Как и когда у Вас зародилась идея о создании автономии с названием «Гагауз Ери»?

 - Проект АТО «Гагауз Ери-Гагаузия» был подготовлен мной и Л.Добровым еще в апреле 1991 года. Он был опубликован в том же году в газетах «Советская  Молдавия», «Ана сёзю», «Молодежь Молдавии», «Ленинское слово», а также в учрежденной и вышедшей в июне 1991 года новой газете «Гагауз Ери» (учредитель и редактор Л.Добров), призванный пропагандировать проект «Гагауз Ери». Однако тогдашние лидеры Гагаузской республики и руководство Молдовы признали этот проект лишь спустя два года, в 1993 году, после чего была создана совместная молдо-гагаузская согласительная комиссия для выработки путей урегулирования конфликта на базе идеи проекта «Гагауз Ери-Гагаузия».

 - Охарактеризуйте предложенный Вами в 1991 году проект «Гагауз Ери-Гагаузия». Что считаете в нем особо примечательным и ценным? 

- Перед нами стояла сложная задача и мы должны были ответить на актуальный вопрос: как развязать гагаузский узел? 

 Ведь вспомним, в 1992 году в приднестровском конфликте по вине политиков погибли люди с обеих сторон, в том числе и мирные граждане, Нам нужно было не допустить кровопролития у нас и искать политическое решение гагаузского вопроса.В тот период господствовали мифы о том, что любой конфликт, в т.ч. и межнациональный можно погасить с помощью вооруженных сил СССР, что все сложные межнациональные отношения можно решать политическими методами, если из-за «бугра» придут умные люди и подскажут, как нам поступить.К сожалению, опыт Карабаха и других горячих точек в СССР показал, что там, где предпринимаются попытки решать проблемы военным путем, результат плачевный: проливается кровь, а проблемы остаются нерешенными.Поэтому предложенный нами проект «Гагауз Ери-Гагаузия» носил компромиссный характер, на что, по нашему мнению, должны были бы согласиться и молдавская и гагаузская сторона. Мы не скрывали, что само название носит нейтральный характер, мы ушли от таких общепринятых советских понятий, как автономная республика, автономная область, автономный округ и т.п.  Ведь Кишинев тогда мог предложить культурную автономию для гагаузов, не более, а Гагаузия на это никак не согласилась бы. Мы выбрали некое среднее, ушли от названия «республика» и назвали «Гагауз Ери», в то же время в сам статус проекта «Гагауз Ери» было заложено больше, чем в понятие «республика». Пункт 5-й проекта имел следующее содержание: «Если Республика Молдова ставит вопрос о выходе из состава СССР, то Гагаузия оставляет за собой право самому определиться в этом вопросе.Таким образом, не дожидаясь помощи западных «консультантов», мы, гагаузы, взяли на себя ответственность в решении гагаузской проблемы мирным путем.

 -  После опубликования вашего проекта «Гагауз Ери -Гагаузия» в тогдашней районной газете «Ленинское слово» было опубликовано два материала:  статья «Гагаузская республика или Гагауз Ери» - автор И.Каракаш, кандидат юридических наук, доцент Одесского университета, депутат Верховного Совета Гагаузской республики;  статья  «Башкан, башбакан, бышы… и «Гагауз Ери» - автор Г.Топузлу, доктор исторических наук. Они выразили свою позицию, свое видение по предложенному проекту. Насколько по-Вашему они были правы или неправы?

 - Мы тогда действительно очень переживали, предложенный нами компромиссный проект только ленивый не критиковал. Мы оказались между Комратом и Кишиневом: проект «Гагауз Ери-Гагаузия не принимали ни там, ни тут. Поражало то, что наши оппоненты, в том числе западные консультанты, сами ничего не предлагали, а нас осуждали за предложенный проект. Скажем честно, в этот период не всем хотелось мира в Гагаузии.Критические статьи И.Каракаша, Г.Топузлу (ныне покойный) против нас были популярными. Обижаемся ли мы на эти статьи – конечно же нет. Они тогда выражали общественное сознание интеллигенции, большинства в обществе.  А мы шли на опережение. Общественному сознанию понадобилось 3,5 года, чтобы переварить емкое понятие «Гагауз Ери». И первым, кстати, в этом деле преуспел М.Снегур, который пригрозил депутатам парламента РМ, что если они не проголосуют, то он своим указом узаконит автономию Гагауз Ери.С И.Каракашом мы остаемся друзьями. Как юрист, он внес свой вклад в становлении Гагаузии.

 -  В период с 1990 по 1993 года Вы являлись депутатом парламента Республики Молдова. Там тоже кипели нешуточные страсти. Помнится, Вы даже голодовку объявили в парламенте….

 _  Представьте себе такую картину: вы сидите в парламенте и каждое утро вам сообщают, сколько убито и ранено за сутки (1992 год) в приднестровском конфликте. И депутаты спокойно эту информацию принимают. Кроме того, все попытки предложить решение гагаузской проблемы политическим путем (в том числе рассмотрение и принятие проекта «Гагауз Ери-Гагаузия») отклонялись. Тогда я официально объявил голодовку и не выходил из зала парламента. Долгими, тяжелыми были переговоры, но потом все же вопрос был включен в повестку дня. Однако на акции об объявлении голодовки больше внимания уделили зарубежные журналисты.Должен сказать, что тогда объявленная кем-то голодовка в обществе воспринималась как сенсация. Сейчас можно констатировать, что если бы не было бы объявленной Л.Добровым голодовки перед зданием райкома партии, и если бы я, как председатель райисполкома, не поддержал, университета в Комрате не было бы. Ведь тогда партийные власти никак не хотели отдавать здание под национальный университет. Различные авторы, издавшие уже свои книги, почему-то об этом умалчивают, потому что сами они не верили, что в райцентре возможен университет. -  Историю, к сожалению, нередко по причине субъективизма переписывают, трактуя ее по-своему… -  Меня удивляет тот факт, что еще при живых людях искажаются факты. Пишут книги и те, кто сидел в Москве, и те, кто находился в Кишиневе. И описываю события так, как выгодно им. Мое личное участие в октябрьских событиях известно многим, особенно комратчанам. А крещение я прошел 29 августа 1090 года, когда министр МВД И.Косташ со своими автоматчиками засел в здании РОВД. В тот момент все наши первые руководители были в отъезде, и решения принимать пришлось мне.Никогда в истории Комрата не собиралось столько народа, центральная площадь не вмещала, люди прибыли даже с украинских сел. Все мои попытки убедить Косташа покинуть Комрат были безуспешными. Этого требовали у него и собравшие массы людей на площади. Ситуация была крайне опасная: достаточно было кому-нибудь из толпы бросить камень в окно полиции и последовала бы автоматная очередь. Все ждали моего появления на площади. Я осознавал, что любое неверно сказанное мною слово может привести к трагедии. Сказанное мною слова многотысячная площадь восприняла: я попросил людей проявить спокойствие, снять оцепление здания полиции и пресечь провокаторов. Это спасло положение: автоматчики Косташа отъехали в район межрайбазы. Это была наша первая общая победа без человеческих жертв.Слава Богу, через некоторое время Косташа сменил Анточ, а с ним уже можно было поговорить по-человечески.

 -  Но все же наиболее обстановка накалилась в конце октября 1990 года с походом на юг волонтеров…

 -  Да, действительно, октябрьские события стали самыми волнующими. В тот момент каждый из нас проявлял свою гражданскую позицию. Для меня однозначно было понятно, что гагаузский вопрос должен решаться без человеческих жертв. Было понятно, что необходимы переговоры, в течение которых волонтеры должны были «остыть».В Чимишлию, где они базировались, мне приходилось чаще других ездить на переговоры, хотя это было очень опасно. Переодевшись, ночью с «черного хода» проникал в здание райисполкома, где заседал их штаб. Не менее рисковал и мой водитель Сергиевский А.А.  Однажды выезжая из Чимишлии (мы тогда были с С.М.Топалом) неуправляемая толпа узнала нас, встреча чуть не закончилась трагедией..Должен сказать, что среди фронтистов было достаточно трезвомыслящих людей и с ними можно было говорить. К таким я отношу И.Хадыркэ, который возглавлял штаб с молдавской стороны, и к его мнению прислушивался М.Снегур.Ситуация была опасной, мы осознавали, что если она выйдет из под контроля, будут огромные человеческие жертвы. Этого допустить было нельзя. Обстановка до предела накалилась к 26 октября. После долгих напряженных переговоров пришли к выводу: нужно сделать обращение к народу.26 октября проект такого обращения мы написали с Георгием Амихалакиой. С обращением должен был выступить М.Снегур. Но он заболел. Тогда я дал согласие выступить с обращением, было уже около 8 часов вечера, надо было к 21 часу успеть на программу «Мессаджер». В сопровождении двух полицейских машин успели, и обращение вышло в эфир. Вспоминаю, с какой радостью в ту ночь встречали меня в Комрате, это незабываемо, ради этого стоит жить. Бог дал нам всем ума и здравый смысл победил.

 - Снегур в своих воспоминаниях пишет, что в мирном разрешении гагаузского вопроса во многом заслуга прежде всего К.Оборок с молдавской стороны, и К.Таушанжи, с гагаузской. Скажите, какие у Вас отношения с тогдашними переговорщиками?

 -  С экс-президентом Молдовы М.Снегуром встречаемся редко, но при встрече с радостью пожимаем друг другу руку. И.Хадыркэ оставил у меня впечатление думающего человека, мне с ним легко было вести переговоры, наверное, потому, что мы оба были тогда антикоммунистами и где-то больше доверяли друг другу. Г.Амихалакиой – высокообразованный, замечательный человек, настоящий друг. Горжусь тем, что всем нам, и гагаузам и молдаванам, удалось решить этот сложный политический вопрос.

 -  Хорошо, это положительные моменты. А были разочарования, неудачи?

 -  Самая большая неудача, если хотите, экономическая трагедия – это нищета и безработица. В 1990 году мы были свидетелями высочайшего подъема самосознания и сплоченности народа, но мы тогда даже представить себе не могли, что рыночная экономика будет так извращена, что приватизация обернется «прихватизацией» и резким расслоением общества, что Молдова станет беднейшей страной в Европе. Если прибалтийские страны (Латвия, Литва, Эстония) имели собственную концепцию перехода к рыночной экономике, то Молдова копировала худший российский вариант трансформации экономики, а законодательный орган Гагаузии дублировал не совсем совершенное законодательство Молдовы. На деле с 1991 года реализовалась, по выражению экспертов, не стимулирующая фискальная политика, а фискальная политика торможения экономики.

 -  Гагаузская автономия, находясь в составе Молдовы, могла решить свои экономические проблемы?

 -  Вполне, мы не раз предлагали альтернативные экономические проекты, но они игнорировались большинством депутатов.

 -  Работая примаром м.Комрат, Вы настойчиво предлагали ввести патенты, отменить кассовые аппараты, а потом долго доказывали, что единый налог – панацея от кризиса и коррупции. Насколько эти идеи нашли подтверждение на практике? 

-  Внедрение патентов в 1998 году было нашей идеей. Оно стало удобной формой для экономических агентов, в то же время собираемость средств в бюджете увеличилась. Позже опыт Комрата распространился по всей Гагаузии, а потом по нашему примеру и Молдова ввела патентную систему.Следует заметить, что прогрессивным методом также оказалась предложенная нами идея отмены кассовых аппаратов, наличие которых способствовало введению «двойной» бухгалтерии и сокрытию налогов. Вместо кассовых аппаратов базой для налогообложения предлагалась торговая площадь и местоположение торговых точек. Тогда этот эксперимент также оправдал себя.Считаю, что весьма удачный эксперимент был проведен в реальном секторе экономики на базе  предприятия «Голиат Вита».  СМИ, в т.ч. газета «Вести Гагаузии», об этом писали. Перед нами стояла задача уйти от государственной политики наказания тех, кто пытается открывать рабочие места, уйти от бесконечных проверок и унижения начинающих предпринимателей. Ведь любой профессиональный экономист скажет, что государство должно требовать от любого предприятия только пару вещей: это пополнение государственной казны и открытие рабочих мест. И все!В 1999 году на основе этой целевой функции и был поставлен экономический эксперимент на предприятии «Голиат Вита». С введением единого налога упрощались все бюрократические издержки. Благо, руководство Гагаузии тогда разрешило нам в качестве эксперимента внедрить единый налог на данном предприятии, то есть, составлялось налоговое соглашение, где руководители предприятий обязывались увеличить налоговые платежи, а также увеличить количество рабочих мест.. Подписывались соглашения руководителем предприятия и примаром и утверждалось Башканом Гагаузии.За три года предприятие в тот период увеличило поступления в бюджет более чем в 40 раз, рабочие места увеличились в 7 раз. Это позволило «Голиат Вита» стать лучшим предприятием в мебельной промышленности, флагманом на Юге Молдовы. Не раз оно завовевывало призовые места и звание «Лучшее предприятие года». Благодаря эксперименту предприятие стало на ноги.Но наша доморощенная бюрократия свое дело сделала, эксперимент приостановили, так как, мол, такого понятия, как «единый налог» в законодательстве нетБолее того, с 2003 года, при башкане Г.Табунщик, вернулись опять к кассовым аппаратам. Наша попытка отстоять идею обернулась сначала урезанием бюджета м.Комрат (с 90% от подоходного налога до 10%), а потом досрочно «проводили» примара Таушанжи К.П. Подтвердилась народная молва о том, что любая инициатива наказуема. Убежден, Гагаузия когда-нибудь обязательно вернется к нашей идее..

 -  А как эксперты, специалисты отнеслись к вашему эксперименту. Насколько известно, в рыночной экономике не существуют налоговые соглашения, когда предприятие само соглашается больше отчислять в бюджет. Едва ли найдется много таких желающих?

 -  По этому вопросу в феврале 2004 года в Кишиневе состоялся «национальный круглый стол» с участием экспертов США и Голландии, где три региона – Комрат, Каушан, Сороки – поддержали нашу идею и было принято обращение на имя премьер-министра В.П.Тарлева с просьбой распространить опыт не только для предприятий Комрата, но и для остальных регионов Молдовы. Увы, тогда министерство отписалось.К сожалению, не все до конца понимают суть единого налога. По сути, это совершенно новая философия в экономике. Сегодня, к сожалению, отношения в экономике таковы: одни «убегающие»– бизнес, а другие «догоняющие – власть.  Другими словами, бизнес не доверяет властям, а власть не доверяет бизнесу. При едином налоге власть и предприниматели становятся партнерами и решают одну и ту же задачу – опережающее развитие экономики. К сожалению, среди властей не нашлось человека, который мог бы объяснить пользу единого налога. За последние 10 лет реальный рост бюджета не превышал 2-3%  В то же время расчеты показывают, что по единому налогу ежегодный рост составлял бы 25-30%  Гагаузия по качественным показателям достигла бы уровня прибалтийских стран.Правомерно может возникнуть вопрос: пойдут ли на единый налог другие предприятия?  У меня хранятся подписи более двух десятков предприятий, которые согласны были работать по единому налогу и соответственно больше платить в бюджет (не потому, что они добрые, а потому что это экономически выгодно).Среди руководителей предприятий есть много толковых и ответственных людей, способных генерировать новые идеи (С.И.Анастасов, В.Э.Кырмызы, Л.Ф.Добров и многие другие), которые нуждаются в поддержке и продвижении. В КГУ также имеются немало специалистов: профессор Малышев В.М., профессор Пармакли М.Н., профессор Кустрябова П.Ф. и другие. Нельзя сбрасывать со счетов, что к примеру, успех Эстонии связан с удачной концепцией, которая была разработана в 90-е годы в Таллиннском госуниверситете вкупе ученых и практиков.

 -  Несколько лет назад Вы предлагали экономический проект «Гагауз Ери-2».  Какова судьба этого проекта?

 -  К сожалению, как и политический проект «Гагауз Ери-1», он оказался на задворках нашей жизни. Здесь во многом мешает разделение лидеров по политическим партиям. Много времени забрала «портфельная война» в НСГ. Не до экономики было. Проект «Гагауз Ери-2» предлагал структурные изменения как в управлении, так и в отношении к экономике и социальной сфере. Центральное место в пакете отводилось принятию закона об едином налоге.Глубоко убежден, что не только у нас, а во всем мире произойдут глубокие перемены. Мировое сообщество примет новую парадигму. Уйдет в прошлое экономическая, социальная несправедливость и запутанность политики. Кризисы, в т.ч. мировой финансовый, это сигнал к переменам.Сегодня можно слышать взаимные обвинения не только в Молдове, но и в соседних странах о неудачах в экономике. Считаю, что здесь нет вины первых руководителей. Причины успеха или неудачи кроятся в КОЛЛЕКТИВНОМ  СОЗНАНИИ. В прибалтийских странах менталитет и культура выше, а значит и уровень жизни выше.Обнадеживает то, что наша молодежь, студенчество обладает достаточно возросшим уровнем сознания, у них более прогрессивная ментальность. Сила Гагаузии – в единстве, другого пути нет. Всякое деление на «своих» и «чужих» - это шаг назад. Мы должны бороться с главным злом – безработицей.Сегодня Гагаузия нуждается в разработке собственной экономической модели развития. Даже если Молдова запаздывает своим законодательством, мы должны просить право на региональный эксперимент на уровне автономии на основе имеющегося опыта, прогрессивность которого мы доказали. 

  Беседовал Д.Маринов

Hits: 5160
Комментарии (1)Add Comment
...
Автор: Elena , January 03, 2010
Otlichnay statya. Ob etom dolgen pomniti kagdii gagauz i moldovanin. Za mirnoe reshenie konflikta megdu Gagauziei i
Moldovoi byusti nado ustanoviti Taushagi i Sneguru. A za universitet - Dobrovu.
report abuse
vote down
vote up
Votes: +0

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »