Как молдавский колхозник разоблачил липового инженера-полковника PDF  | Печать |
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
25.08.2010 г.

Это уникальное по своему характеру уголовное дело, до самого недавнего времени хранившееся под грифом «Секретно», вообще не имеет аналогов в истории Советского государства: десять лет в стране (и это в сталинский период!) действовала фиктивная воинская часть под командованием липового инженера-полковника Николая Максимовича Павленко!

Празднование  65-ой годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 г.г., завершившееся грандиозным военным парадом на Красной Площади в Москве 9 Мая, вполне естественно, стало поводом для огромного количества публикаций в СМИ на эту тему, посвящённых героическим подвигам советского народа на фронте и в тылу.Из этих публикаций мы узнали многие, доселе неизвестные или просто позабытые за давностью лет, имена тех, чьим боевым и трудовым подвигам обязаны своей свободой и правом на жизнь под мирным небом. Была, однако, и другая сторона этой Великой Войны. И были там АнтигероиОб одном из таких «антигероев» пойдёт наш рассказ.  Это уникальное по своему характеру уголовное дело, до самого недавнего времени хранившееся под грифом «Секретно», вообще не имеет аналогов в истории Советского государства: десять лет в стране (и это в сталинский период!) действовала фиктивная воинская часть под командованием липового инженера-полковника Николая Максимовича Павленко!   История созданной Николаем Павленко масштабной фиктивной военно-строительной организации содержится в 164 томах уголовного дела, которые хранятся в Московском окружном военном суде. Из всех, когда-либо рассмотренных Военным трибуналом СССР уголовных дел,  это, пожалуй, может считаться самым необычным. Судебное разбирательство по этому делу началось в ноябре 1954 года. Обвинительное заключение судьи трибунала по очереди читали несколько дней. Не меньше времени потребовалось и на оглашение приговора. Всем семнадцати обвиняемым были вменены три серьезнейшие статьи УК РСФСР, каравшие за антисоветскую агитацию, создание контрреволюционной организации и подрыв государственной промышленности. 18 обвиняемых, представших перед Военным трибуналом, составляли лишь ядро преступной организации. Всего же в ней было задействовано более 500 человек, многие из которых даже не подозревали, что трудятся в бандитском формировании, замаскированном под военно-строительную часть Министерства обороны СССР. Организатор этой преступной структуры лжеполковник Николай Максимович Павленко заключал подрядные договоры, как правило, на дорожно-строительные работы, получал в свое распоряжение автотранспорт, другую технику, строительные материалы и... строил шоссейные дороги, подъездные пути, жилые дома, другие объекты, восстанавливал разрушенное войной народное хозяйство. Строил всегда хорошо, качественно.  Многие, построенные им трассы, и объекты действуют и по сей день...Павленко приглашал специалистов со стороны, по договорам. Платил наличными в три-четыре раза больше, чем на госпредприятии, якобы «за секретность».  Проверять работу приезжал сам. Если найдет недостатки, не уедет, пока их не исправят. После откатки сданного пути выставлял рабочим бесплатно несколько бочек пива и закуску, а машинисту паровоза и его помощнику лично вручал премию, здесь же, принародно. Тогда многие рабочие получали 300—500 рублей в месяц., поэтому премия в 1000 рублей воспринималась как великое чудо и неслыханная «щедрость начальства».  Казалось бы, что в этом плохого? Однако, увы,  была и другая сторона деятельности Николая Павленко и его группировки: похищение в особо крупных масштабах государственных средств, присвоение государственной техники, приписки при выполнении подрядных работ и множество других тяжких преступлений.Чтобы получить тот или иной подряд, Павленко использовал фиктивные документы и печати, подкупал чиновников и военных, занимался приписками, воровал все, что попадалось на пути: от коров до тракторов. Только за период с 1948 по 1952 год Павленко заключил 64 договора на 38 млн. рублей. Счета УВС были открыты в 21-м отделении Госбанка СССР, и через них удалось получить более 25 млн. рублей наличными. Какая часть этих денег осела в карманах Павленко и его подельников, следователи установили лишь приблизительно, но сумма эта была поистине огромна.
 Организация Павленко была хорошо вооружена и законспирирована, имела даже свою «контрразведку» - Особый отдел. Сам Павленко говорил всем, что его часть «особо секретная», а потому выполнение ею различных строительных работ – это лишь прикрытие того, «имеющего государственную важность», чем она занимается «выполняя секретное задание Советского правительства».
Поскольку в те времена задавать «лишние вопросы» по этому поводу было крайне небезопасно, их Павленко никто и не задавал, чтобы не иметь неприятностей со стороны «органов».  С самого начала и до момента ликвидации липовой воинской части её  участники добывали в большом количестве пистолеты, винтовки, автоматы, ручные пулеметы и гранаты. Учитывая размах деятельности, хорошую вооруженность «Управления Военного Строительства №1» лжеполковника Павленко,  а также разбросанность его подразделений на территории нескольких регионов — Прибалтики, Молдавской ССР, Киевской, Одесской, Запорожской, Днепропетровской, Харьковской и Могилевской областей Украинской ССР, — для ликвидации этой организации были задействованы немалые силы Министерства госбезопасности СССР, в том числе МГБ УССР и МССР. А началось всё  летом 1952 года с жалобы молдавского колхозника, коммуниста Ильи Ефременко, который  в качестве вольнонаемного воинской части УВС-1 свыше года проработал на дорожном строительстве. Однако, при увольнении ему почему-то недодали сравнительно небольшую сумму облигаций в размере 200 рублей.Обиженный этим Ефременко несколько раз обращался с письменными заявлениями на имя начальника УВС-1 инженер-полковника Павленко Николая Максимовича, но безрезультатно. Свои жалобы Ефременко направил и в несколько известных ему организаций как местного, республиканского, так и союзного значения. Последняя его жалоба была адресована в Верховный Совет СССР, на имя самого маршала Климента Ворошилова,  откуда она  поступила для проверки в Главную военную прокуратуру СССР. Работник ГВП тут же направил запрос в Министерство обороны СССР, чтобы выяснить, где расположена военно-строительная часть полковника Павленко. Вскоре пришел поразивший его ответ: «запрашиваемая часть по спискам МО СССР не значится». На запрос в МВД и органы госбезопасности пришел аналогичный ответ.Проверка была продолжена, и в короткий срок удалось выяснить, что «УВС-1», не значащаяся по спискам МО СССР, МВД и МГБ,  существует совершенно реально и легально. Более того, она имеет обширную разветвленную структуру: подчиненные «УВС-1» стройучастки и площадки размещались в Молдавии, Белоруссии, в Прибалтийских республиках. Штаб части, располагавшийся в Кишиневе, ничем не отличался от других воинских штабов: здесь было и Знамя части с посменными часовыми возле него, и оперативный дежурный, и начальники различных служб, и Особый отдел, и вооруженная охрана в форме рядовых и сержантов Советской Армии, не допускавшая на территорию никого из посторонних под предлогом «особой секретности объекта». Вполне реальной личностью оказался и командир части «полковник» Николай Павленко..Операцию по ликвидации загадочной «военно-строительной организации» чекисты  готовили тщательно. Решено было взять штаб «УВС-1» и все его подразделения, разбросанные по западным регионам страны, в один и тот же день, на рассвете 14 ноября 1952 года. К операции были привлечены также отдельные подразделения Советской АрмииКонспирация и внезапность позволили застигнуть врасплох всех участников УВС-1, а потому «бойцы» Павленко не оказали вооруженного сопротивления. В результате операции были задержаны более 300 человек, из них около 50 так называемых «офицеров», «сержантов» и «рядовых». Был арестован и «правая рука» Павленко - «начальник контрразведки, майор» Юрий  Константинер.Самого Павленко арестовали только 23 октября 1952 года. Группа солдат блокировала дом в Кишинёве, где, предположительно, он скрывался. В той половине, что была заперта на замок, и обнаружился Павленко с гражданкой Мусей  Тютюнник. Женщина эта в свое время заведовала продуктовым ларьком, растратила 12 тыс. рублей казенных денег,  скрывалась от ответственности несколько лет, сожительствуя с «полковником» Павленко.
В процессе ликвидации фиктивной военно-строительной части были обнаружены и изъяты 3 ручных пулемета, 8 автоматов, 25 винтовок и карабинов, 18 пистолетов, 5 гранат, свыше 3 тысяч боевых патронов, 82 грузовые и 10 легковых автомашин, 14 тракторов, 9 экскаваторов, 10 бульдозеров, круглые печати и штампы, десятки тысяч различных бланков, множество фальшивых удостоверений личности и техпаспортов.
Особый интерес представляли так называемые трудовые соглашения и договора между УВС-1 и государственными организациями и предприятиями на выполнение дорожно-строительных работ, за которые на счета УВС-1, открытые в разных банках по фиктивным письмам и доверенностям, перечислялись значительные суммы денег. Свободный доступ к ним имели лишь Павленко и Константинер. В ходе расследования было установлено, что в договорах, как правило, фактическая стоимость работ существенно завышалась.Было установлено, что липовым «старшинам», «сержантам» и «рядовым» ежемесячно выплачивались суммы, в два-три раза превышавшие заработки работников государственных учреждений. Преступной сплоченности таких «военнослужащих» способствовало и то обстоятельство, что все они были набраны из числа родственников или хороших знакомых так называемых «офицеров», оклады которых были ещё выше. Для расследования дела была создана бригада из ответственных работников ГВП СССР во главе с В. Маркалянцем, Л. Лаврентьевым и опытных военных следователей с периферии. Но даже им, высококлассным профессионалам, потребовалось два с половиной года (включая судебное разбирательство), чтобы полностью восстановить «криминальный портрет» Николая Павленко и его  активных соучастников.А начиналось все так. Родился Николай Павленко в 1912 году в селе Новые Соколы под Киевом в семье мельника, где кроме него было еще семеро детей. Авантюризм проявился у него еще в юношестве. В 1928 году он  изменил в своих документах записи о возрасте (прибавив четыре года) и социальном происхождении, после чего сбежал из дома и поступил в Калининский инженерно-строительный институт. Правда, покинул он его через два года. Устроившись на стройку, Павленко принялся строчить доносы на сотрудников, обвиняя их в «троцкизме». Его приметили в местном отделе НКВД и рекомендовали его как «благонадежного человека» в Главное управление военного строительства НКО СССР на должность прораба.В 1940 году Николай Павленко дослужился до начальника строительного участка и уже присматривался к должности в аппарате главка, но тут началась Великая Отечественная война.Николая Павленко отправили на фронт в звании воентехника (старшего лейтенанта) в составе стрелкового корпуса. Корпус оказался на участке фронта, где шли ожесточенные бои,  понес под Вязьмой тяжелейшие потери. Но смерть в бою не входила в планы  Николая Павленко, и потому в сентябре 1941 года он, выписав себе фальшивое командировочное удостоверение, вместе со своим шофером Петром Щегловым,  дезертировал с фронта, направившись на автомашине в хорошо знакомый ему город Калинин под предлогом получения новой техники. Благополучно преодолев систему заградительных отрядов, Павленко укрылся у знакомых в Калининграде. По дороге к нему примкнули еще несколько таких же, как он, дезертиров. В Калинине Николай Павленко и компания дезертиров, которым он также оформил фиктивные командировочные предписания, несколько месяцев вели безбедную жизнь, пьянствуя за счет многочисленных знакомых воентехника. В конце марта 1942 года у него созрела дерзкая идея создать собственную военно-строительную часть, что облегчалось наличием бесхозной строительной техники, простаивавшей на территории бывшей артели «Пландорстроя». Костяк так называемого Управления военно-строительных работ (УВСР) составили ближайшие родственники и знакомые Павленко, укрывавшиеся под разными предлогами от призыва. Офицерское обмундирование приобрели прямо на базаре, где в то время шла бойкая торговля такого рода товарами. Тогда же Павленко присвоил себе звание военного инженера 1-го ранга.Один из его приятелей – шестнадцатилетний Людвиг Рудниченко, оказался искусным мастером по резьбе и  мог запросто вырезать из резины любую гербовую печать, не говоря уже о штампах.  По просьбе Павленко он изготовил гербовую печать с надписью: «Участок военно-строительных работ Калининского фронта – 5» (УВСР-5). Завершением всего этого явилось письмо на фирменном бланке за подписью Николая Павленко, адресованное в горвоенкомат, с просьбой направить к нему для прохождения дальнейшей военной службы всех тех, кто по каким-то причинам отстал от своей части, и тех бойцов, кто был выписан из госпиталей.Павленко удалось напечатать в местной типографии (за продуктовую взятку) бланки. По этим фальшивым документам дезертиры получили на фабриках и складах в Калинине продовольствие и оборудование.Павленко по фиктивным документам открыл и банковский счет, на который поступали деньги от заказчиков. Их он делил со своими соратниками. Энергичный и предприимчивый Павленко нравился людям. Он втерся в доверие к начальнику Калининского эвакопункта, и тот распорядился принять военно-строительную часть УВСР-5 на полное довольствие.Однако угроза немецкого вторжения в Калинин отпала. И тогда Павленко, боясь, что их разоблачат в более спокойной обстановке, перешел в подчинение другого воинского подразделения и начал  строить подъездные пути к временным аэродромам. В то время обстановка на фронте складывалась для наших войск весьма трагично, поэтому в царящей неразберихе никто не удивился появлению какой-то новой части - УВСР-5. А Павленко принялся собирать брошенную на дорогах и стройплощадках технику: автомашины, бульдозеры, экскаваторы. Из наиболее преданных ему дезертиров воентехник создал «офицерский корпус», а себя вскоре произвел в полковники. Он создал даже свою контрразведку, которая занималась подкупом тех, от кого зависело безбедное существование УВСР-5. Вскоре фальшивая воинская часть стала пополняться настоящими рядовыми и сержантами, не подозревавшими, в какую махинацию они втянуты! Кстати, поставлялись в бандгруппу  эти военнослужащие с помощью... комендатуры и военкомата, руководителей которых подкупил Павленко. Затем, опять же за взятку, липовый полковник договорился с военным врачом о зачислении всех бойцов УВСР-5 на все виды довольствия. Таким образом преступная организация была легализована и... приступила к работе!Павленко, имевший неплохой опыт строительной работы, принялся заключать хозяйственные договоры на ремонт и строительство с настоящими организациями. Вырученные деньги он расходовал на питание рядового состава, но большую часть делил между собой и своими «офицерами».Осенью 1942 года Калининский фронт был ликвидирован. Павленко понял, что безбедная жизнь может вот-вот закончиться и... вручил крупную взятку командиру 12-го района авиационного базирования (РАБ) для зачисления своих бойцов на довольствие. Теперь нелегальная воинская часть стала называться УВС-5 и действовать под надежной «крышей» 12-го РАБ. Пришлось даже расширить штаты - завербовать в структуру отставших от своих частей солдат. Продвигаясь вслед за наступающим фронтом (но на безопасном удалении от него), павленковцы попутно со строительством занимались грабежами государственного и трофейного имущества. На пути до границы СССР люди Павленко заработали по договорам около миллиона рублей. Для увеличения объема выполняемых работ требовалось пополнение. Тогда Павленко начал вербовать солдат, отставших от своих частей. «Ты дезертир! Тебя надо судить! Под расстрел пойдешь! — кричал Павленко на проштрафившегося бойца.  Но потом, сменив гнев на милость, добавлял: — Ну ладно, так и быть, я тебя прощаю. Оставайся в моей части..» Начальник штаба «УВР» Михаил Завада показал на следствии: «Людей вербовали, как правило, из лиц, отставших от воинских частей... Шоферов брали вместе с машиной... Когда подходили к советской госгранице, в «УВР» было более двухсот человек. Половина из них — дезертиры и лица, укрывавшиеся от призыва в действующую армию».Но война есть война, и иногда фиктивной воинской части всё-таки приходилось вступать в бой с противником. Однако и это обстоятельство Павленко  использовал себе во благо: по поддельным представлениям он получил для себя и своих подчиненных свыше 230 орденов и медалей. Себя Павленко наградил кроме медалей орденом боевого Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденами Отечественной войны I и II степеней. Вслед за частями Красной Амии  УВС-5 через Украину, Белоруссию и Польшу попала в Германию. Здесь павленковцы развернулись вовсю. Грабили немецкие склады и богатые дома, добытое имущество вывозили в СССР вагонами, где благополучно сбывали или складировали в укромных местах. Дошло даже до того, что жители немецкого города Штутгарта пожаловались советскому командованию на бесчинства подчиненных Николая Павленко. Тогда последний, якобы «возмущенный»  мародерством личного состава своего УВС-5, лично расстрелял перед строем двух «провинившихся». Уже после победы набравший силу и обнаглевший командир «УВР» Павленко с помощью обмана и крупных взяток установил связи с военпредами Управления вещевого и обозного снабжения Министерства обороны СССР, а также с представителями временной военной комендатуры Штутгарта и получил в свое распоряжение железнодорожный эшелон из тридцати пяти вагонов.По данным следствия, только за вывезенные в этих тридцати пяти вагонах, а также в отдельной автоколонне УВС-5 из Берлина автомобили, тракторы, мотоциклы, отрезы материи, вина и коньяки, тонны сахара, круп, муки, радиоприемники, ружья, аккордеоны, велосипеды, ковры, швейные машинки, сотни голов домашнего скота Николай Павленко и его подельники получили в СССР свыше 30 млн. рублей, а также большое количество золота и драгоценностей. Со своим эшелоном Павленко возвратился в Калинин, выгодно распродал награбленный скот и продукты, а всех лиц сержантского и рядового состава в установленном порядке демобилизовал, выплатив каждому до 12 тысяч рублей, что по тем временам составило немалые деньги. Оставив в Калинине часть вывезенной техники, Павленко создал и возглавил гражданскую строительную артель «Пландорстрой». Но под его руководством уже не было сообщников — они разъехались по разным городам, а без них трудно было поставить дело с размахом. В начале 1948 года Павленко связался со своим ближайшим помощником Юрием Константинером, после чего, похитив 300 тысяч артельных средств, скрылся, найдя себе укрытие во Львове.  Скоро в город Львов по его вызову съехались и другие «офицеры», прибыл сюда и умелец Людвиг Рудниченко, который быстро изготовил новые печати и штампы. Так появилась военно-строительная часть «УВС-1» (Управление военного строительства) со множеством строительных филиалов в западных областях страны.
Новоиспеченная воинская часть практически ничем не отличалась от других действующих частей. На ее территории строго соблюдался распорядок дня, проводились занятия по боевой и политической подготовке, каждый день назначался оперативный дежурный, нес службу караул, часовой поста №1 охранял Знамя части.
От желающих заключить договоры подряда со столь уважаемой организацией не было отбоя! В уголовном деле подшито несколько совершенно секретных списков, в которых перечислены десятки предприятий и организаций, вступивших «в хозяйственные отношения со строительными участками УВС-1». Все пошло по уже известному кругу. Снова  пошли  подряды, строительство дорог, приписки, хищения. Располагая большими деньгами, Николай Павленко считал себя неуязвимым. У него было безошибочное чутье на продажных чиновников. Павленко действительно был великим махинатором. Выявляя истинную натуру некоторых людей, он запросто делал очень дорогостоящие подарки, прекрасно зная, что потом ему не откажут. Например, тульскому облвоенкому Рижнёву он передал трофейную легковую автомашину, и тот распорядился разместить УВС на территории Щекинского района. Позже, используя связи с Рижнёвым, Павленко и его сообщники под видом получения пособий по демобилизации расхищали государственные средства. Рижнёв же получил «довесок»: корову, ковер, радиоприемник и дефицитные продукты. Не раз по липовым документам УВС-5 получала деньги и через Клинский, Солнечногорский и Галичский военкоматы. Павленко не забывал и о себе -  купил два приличных дома — в Калинине и на Украине — и несколько автомобилей «Победа».
Располневший и импозантный полковник Павленко  давал взятку даже за решение самого пустякового вопроса. Он был своим в местных органах власти также в Кишинёве и в других местах, где находились его «стройучастки». Его уважали, с ним считались. Павленко отбирал себе охрану через местные органы МГБ, которые тщательно проверяли кандидатов на предмет отсутствия связи с бандеровцами.
Действительно, в Павленко трудно было заподозрить преступника. Преуспевающий солидный человек, ездит на «Победе», с охраной. Свидетель Василий Кудренко показал на следствии: «Начальника УВС-1 полковника Павленко я знаю лично. Он среднего роста, фигура полная, почти толстая, носит очки с черной обделкой, волосы седые, голова бритая, глаза карие, живот большой. Кому подчинялось УВС, мне неизвестно. Однако мне известно, что полковник Павленко своим офицерам сам присваивал воинские звания. Например, Курицын из армии демобилизовался старшиной, а здесь сразу стал старшим лейтенантом, а потом и Невинскому было присвоено звание капитана, хотя до этого он званий не имел…»По всему выходило, что организация была преступной. Но, оправдываясь в прокуратуре, руководители разных организаций, сотрудничавших с УВС, твердили, что они даже представить себе не могли, что Павленко — преступник. Ведь он был очень уважаемым человеком, постоянно приглашался в президиумы торжественных собраний, во время праздничных парадов всегда стоял на трибуне рядом с партбоссами. Причем в парадном мундире и сиянии боевых орденов...В день ареста Николая Павленко при обыске в его квартире, помимо прочего, были найдены и генеральские погоны. Павленко и его ближайших подручных обвиняли в контрреволюционных преступлениях. Но они, признавая «уголовщину», начисто отрицали «антисоветчину». На суде несостоявшийся генерал сказал: «Я никогда не ставил целью создание антисоветской организации… Заверяю суд, что Павленко еще может быть полезен и он вложит свою лепту в организацию работ». Однако, приговор трибунала Московского военного округа от 4 апреля 1955 года был суров, но справедлив: «полковник» Павленко был приговорен к высшей мере наказания, а Константинер и ещё шестнадцать его «офицеров» — к лишению свободы сроком от 5 до 25 лет. Дела второстепенных участников были направлены в другие суды.

Ava.md

Hits: 8016
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »