• Молдова между референдумом и парламентскими выборами PDF  | Печать |
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
21.09.2010 г.

Вполне очевидно, что нам надо не испытывать вновь и вновь свою судьбу, а следует мобилизовать всех сторонников государственности Молдовы и объединить их вокруг двух самых сильных и перспективных партий левой ориентации, чтобы не допустить повторения трагических событий 07 апреля и 29 июля 2009 года.

Примерно три месяца  отделяют нас от новой избирательной  кампании, когда граждане Молдовы вновь будут приглашены к урнам для голосования.Но уже сейчас, фактически, идёт активная подготовка к досрочным парламентским выборам, которая пока носит закулисный характер, поскольку механизм самой этой кампании еще не запущен: всё ещё нет соответствующего указа, вокруг подписания которого врио президента Михай Гимпу продолжает плести  интриги.

По этой причине есть смысл вновь вернуться к анализу итогов голосования граждан Молдовы на Конституционном референдуме 05 сентября 2010 года, и вот почему.В различных СМИ, а также в анализах политологов и экспертов всё то, что произошло в этот день, трактуется, чаще всего,  как поражение демократического Альянса «За европейскую интеграцию» и победа ПКРМ, противостоящей демократам.При этом молдавскому обществу  внушается мысль о том, что имела место «победа зла над добром», регресса над прогрессом, вчерашнего дня над завтрашним днем.Иными словами, несмотря на то, что референдум не имел никаких мировоззренческих идеологических подтекстов, ему намеренно придали именно такой характер.

В действительности же главный вопрос референдума состоял не в том, как избирать президента страны - всенародно или же в стенах парламента, а в том, как его восприняли граждане Молдовы.Для них вопрос, вынесенный на референдум, приобрел совсем иное звучание: сохранится ли суверенное Молдавское государство и его народ, или им суждено исчезнуть в геополитическом водовороте XXI века?

Граждане Молдовы, в большинстве своём, посчитали,  что те политики, которые на протяжении последних 20 лет упорно добиваются объединения Молдовы с Румынией, хотят получить положительный ответ на референдуме лишь для того, чтобы создать опасный прецедент, которым смогут воспользоваться, чтобы реализовать 142-ю статью Конституции, предусматривающую возможность новой «унии» посредством референдума. Значит, решили избиратели, исходя их этих соображений, если мы ответим на референдуме «да», то, тем самым,  дадим козырную карту в руки главному молдавскому унионисту Михаю Гимпу и его политической команде антигосударственников.Именно поэтому около 70% граждан Молдовы решительно бойкотировали референдум, не явившись на избирательные участки, а еще более 4%  избирателей от общего электорального списка, имеющих право голоса, или более 12% от общего числа принявших участие в голосовании, ответили «нет» на вопрос, содержащийся в бюллетенях,  или просто  испортили их.Это было, по своей сути,  «нет» не идее о всенародном избрании президента, а «нет» объединению Молдовы с Румынией.

На мой взгляд, такой подход граждан Молдовы к референдуму снимает, фактически,  вопрос об объединении нашей страны с запрутской соседкой как минимум на 10 лет.Думаю, столько лет понадобится сторонникам унионизма для того, чтобы вновь собраться с силами и реально рассчитывать на проведение политики объединения с Румынией, если, конечно, государственники Молдовы, прежде всего, лидеры ПКРМ,  снова не наломают дров, если они не будут, сложа руки на груди, бездействовать и  ждать возвращения этих сил на политическую сцену Молдовы, а, напротив,  будут активно и предметно защищать и укреплять  независимость и государственный суверенитет страны.Для этого необходимо  незамедлительно практически решить давно наболевший вопрос об исключении из официальной сферы Молдавского государства чуждого ему глоттонима «румынский язык».Сделать это надо, прежде всего,  не потому, что он не идентичен молдавскому языку, а, напротив, потому, что кишиневские и  запрутские унионисты-политики, используя название «румынский язык»,  отказывают молдавской нации в самобытной этнической идентичности, также называя ее «румынской».

Для сведения Михая Гимпу и его идеологических единомышленников: язык у австрийцев, действительно, немецкий, но, тем не менее, как ни один австриец не считает себя немцем, так и ни один немец не скажет об австрийце, что он немец. А у нас, в Молдове,  разве всё обстоит сегодня так, как в Австрии или Германии?Решая вопрос о защите молдавского языка, необходимо также вернуться  к учебному курсу истории, поскольку её «интегрированный» вариант оставлял открытой настежь дверь для проникновения в души нашей молодежи разрушительной унионистской идеологии. Ведь именно её, эту молдавскую молодежь, обучаемую и воспитываемую в кишиневских вузах, лицеях и гимназиях, в том числе и в 2001–2008 г.г., нашим политикам-унионистам, нынешним правителям, удалось организовать и спровоцировать на погром Парламента и Президентуры 07 апреля 2009 года.

Поэтому я призываю всех государственников Молдовы: давайте, господа,  поищем в данном случае «бревно» в собственном глазу, вместо того, чтобы продолжать выискивать «соринку» в глазу Траяна Бэсэску. Уверен, ничего подобного румынский президент никогда бы не смог сделать в Молдове, если бы у нас не было для этого заблаговременно подготовленной «благодатной» почвы.Сегодня уже ясно, что политический афоризм, гласящий, что «вначале надо что-то положить на язык,  и только затем начинать решать вопрос о самом языке», произнесенный лидером ПКРМ Владимиром Ворониным сразу же после 25 февраля 2001 года и ставший  политическим курсом возглавляемой им партии власти на все восемь лет её правления, оказался полностью несостоятельным.Хотя этот афоризм, как известно,  был произнесен Ворониным по поводу записанного в предвыборной программе ПКРМ пункта о придании русскому языку статуса второго государственного, но, как оказалось, он имел также прямое отношение и к другому важному пункту предвыборной кампании этой партии, а именно, к её обещанию вернуть в учебные заведения нашей страны  «Молдавский язык» и «Историю Молдавии».Не решая животрепещущую проблему защиты идеологических символов молдавской этнической идентичности, носителями которых выступают молдавский язык, молдавская этнонация и молдавская государственность, правившая в 2001 – 2008 г.г в Молдове партия Владимира Воронина – вольно или невольно, но вполне объективно - способствовала наступлению всего того, что случилось 07 апреля 2009 года, то есть  целенаправленным погромам высших государственных учреждений страны и чудовищным по своему антигосударственному цинизму лозунгам, гласившим,  что всего этого – Парламента, Президента, Правительства - «нам не надо, так как всё это есть в Бухаресте».

Поэтому сегодня у всех молдавских государственников возникает вопрос, изменится ли, наконец, отношение к важнейшим из важнейших  проблемам  молдавской политической и культурной идентичности у Партии коммунистов, заявившей устами своего лидера Воронина о намерении возвратиться во власть после досрочных парламентских выборов?Ведь уже давно очевидно, хотя бы  на примере Бельгии, Канады, Испании, да той же Англии, что марксистский постулат «бытие определяет сознание» не работает в сфере, относящейся к множественности аспектов этнической и этнокультурной идентичности.Безусловно, Закон о «Концепции национальной политики Республики Молдова», принятый в декабре 2003 года – это важнейший законодательный акт, принятый Парламентом Республики Молдова за все 20 лет её государственной  независимости.У этого Закона на стадии его разработки и обсуждения в Парламенте было достаточно много влиятельных противников, в том числе и в самой фракции ПКРМ. Среди этих противников был, кстати, и тогдашний руководитель парламентской фракции ПКРМ Виктор Степанюк, предлагавший отложить его принятие на май 2004 года.На заключительной стадии работы над проектом этого Закона в Парламенте работали депутаты В. Е. Андрущак, М. И. Сидоров и, как принято говорить, ваш покорный слуга, автор данных строк, а также тогдашний  руководитель Департамента межэтнических отношений Т. П. Млечко и известный  молдовенист В. Н. Стати.

Для меня были вполне очевидны трудности, связанные с прохождением этого законопроекта в Парламенте без поддержки со стороны президента В. Н. Воронина, и тогда была высказана идея  о том, чтобы этот законопроект был представлен как законодательная инициатива самого Президента.После весьма непростого обсуждения проекта этого Закона на заседании самой фракции ПКРМ, а затем в узком кругу, в кабинете председателя Парламента Е. В. Остапчук и бурного обсуждения на заседании Парламента, сопровождавшегося демонстративным уходом из сессионного зала фракции ХДНП, Закон был принят в статусе органического.Говоря обо всех этих перипетиях вокруг Закона о «Концепции национальной политики Республики Молдова», хочу подчеркнуть, что как его горячие поклонники, так и его ярые противники прекрасно понимали его важность и стратегическую нацеленность.Она заключалась в том, что этот Закон позволял формировать условия для развития и  укрепления государствообразующей молдавской нации, определял граждан страны, считавших себя румынами, национальным меньшинством, обеспечивал сохранение многоязычия и полиэтничности в Молдове, и одновременно запускал процесс интеграции  национальных меньшинств в молдавскую языковую и культурную среду.
Закон определял также роль русского языка не только как языка межнационального общения, но и как объективный фактор консолидации народа Молдовы, территориального объединения страны и укрепления ее политического суверенитета.
 По существу,  этот Закон, в случае его реализации, открывает путь к формированию молдавской политической нации, с появлением которой исчезнут любые основания для  любых  новых  посягательств кого бы то ни было на молдавскую политическую и культурную идентичность.
Не могу точно сказать, сумела ли вся политическая элита молдаван, приверженцев сохранения молдавской нации и молдавской государственности, до конца проникнуться политической и духовной идеологией этого важнейшего Закона, но зато точно знаю, что его противники сразу же почувствовали опасность содержащихся в нём положений для своих унионистских устремлений, а потому немедленно  мобилизовались и активно атаковали его со всех сторон.
И вовсе не случайно, что именно этот Закон и сегодня настолько не дает покоя унионисту Михаю Гимпу и всей его либеральной команде, что они  вознамерились его отменить.К сожалению, этот Закон с момента его принятия и до конца правления ПКРМ практически не действовал. Все попытки разработать и принять в Парламенте план конкретных мероприятий по реализации исполнительной ветвью власти  Закона о «Концепции национальной политики Республики Молдова» не имели успеха. Почему так случилось? У меня лично нет однозначного ответа на этот вопрос. Думаю, что либо те, от кого зависело принятие этих решений, так и не поняли до конца всей важности этого Закона для судеб молдавского независимого и суверенного государства, либо же засевшим во всех щелях  коридоров власти унионистам, а их было достаточно много, удалось торпедировать все попытки его практического применения.    Пишу обо всем этом я не только и не столько для того, чтобы подвергнуть критике деятельность ПКРМ и высшего руководства нашей страны в 2001–2008 годах. Прежде всего, я делаю это для того, чтобы задать и им,  и всем нам несколько волнующих меня вопросов:Поняли ли мы сегодня, наконец,  «где собака зарыта» во всех бедах  и несчастьях нашего молодого Молдавского государства? Понимаем ли мы сегодня, что за суверенитет, нейтралитет, за истинные, а не ложно понятые или демагогически декларируемые, демократические принципы функционирования Молдавского государства и молдавского общества необходимо бороться, в том числе и в тех случаях, когда нам навязывают иные, чуждые нам  идеи, используя при этом силовые методы и приемы?Если мы все это, действительно, уже поняли и осознали, тогда, уверен,  все мы, государственники и патриоты независимой и суверенной Молдовы,  больше не вступим в «мёртвую воду»  2001–2008 гг., посчитав, как это случилось тогда, свою миссию завершенной лишь завоеванием власти демократическим путем, а начнем вместе с новой властью, избранной в ноябре 2010 года,  упорно работать над созиданием и упрочением Молдавского государства. А его, наше Молдавское государство, надо начинать, наконец,  строить, решая при этом фундаментальные проблемы его идентичности, о которых говорилось выше, но которые до сих пор не решались в его пользу.В нашем случае это означает, что «сознание» не должно покорно следовать за «бытием». Если оно и не должно предшествовать «бытию», то уж точно, оно и не должно следовать за ним.Задачи укрепления молдавской этнической, гражданской и политической самобытности необходимо решать параллельно с решением задач социально-экономического характера. Вера в государство под названием Республика Молдова может и должна вернуть его гражданам надежду на благополучную жизнь в нём.Пока мы не внедрим Молдавский Проект в головы полиэтнических граждан страны, мы не сможем решить проблему политического суверенитета Молдавского государства и политической идентичности его народа.Решением проблемы только «бытия», рассчитывая на то, что необходимое нам «сознание» придёт само собой,  причём в условиях, когда против него так агрессивно борются сегодня противники молдавской идентичности и государственности, мы суверенную Молдову никогда не построим.Референдум 05 сентября 2010 года показал, что полиэтнический народ Молдовы уже осознал необходимость двигаться в направлениях «бытия» и «сознания» синхронно. Теперь ему предстоит определить на досрочных парламентских выборах, какая политическая сила может решать  и решить эти проблемы.

От правильного выбора избирателей зависит политическая стабильность в Республике Молдова.В связи с этим и всем политикам-государственникам необходимо осознать, при каких конкретных условиях партийного структурирования левого политического и электорального сегмента страны можно будет решить проблему суверенитета Молдовы и ее народа.Двадцатилетняя история независимой Молдовы убедительно свидетельствует о том, что любой  «партии-государственнице», действующей в одиночку, это не под силу. Будь то АДПМ, позиционировавшая себя как левоцентристская партия, будь то ПКРМ, воспринимаемая в обществе как леворадикальная политическая сила, хотя она таковой, на самом деле, никогда не была ни по своей социально-экономической практике, ни по своим идеологическим установкам, зафиксированным в её Программе. Стратегическая ошибка как АДПМ, так и ПКРМ  состоит, на мой взгляд, в том, что обе эти партии пытались «застолбить за собой»  на выборах всю левую электоральную нишу, жёстко выдавливая оттуда всех конкурентов, а заодно и потенциальных союзников.
 Они, устанавливая свою монополию на левом фланге, лишая. тем самым,  избирателей права свободного выбора. Они не учитывали при этом, что  левый электорат далеко неоднороден, что он делится по своим взглядам и политическим предпочтениям на три основные категории:  левые радикалы, левоцентристы и «золотая середина» между ними.
Это означает, что никакая одна левая партия никогда не сможет абсорбировать на себя весь левый избирательный сегмент (чем, кстати, и воспользовался на досрочных парламентских выборах 29 июля 2009 года Мариан  Лупу, возглавивший правоцентристскую ДПМ).Впрочем, примерно такое же положение существует в Молдове и на правом партийном и электоральном поле, однако эта проблема  нас в данном случае не интересует.Мировая практика свидетельствует о том, что не только в молодых государствах, которые находятся в самом начале демократического процесса, но даже в странах с давними и устоявшимися демократическими традициями двухпартийная система смены власти имеет множество недостатков и изъянов.Для них более логично иметь четыре-пять партий, из которых две относятся к категории тяжеловесов, а остальные, располагаясь на левом или правом политическом и электоральном сегментах страны, являются необходимым дополнением к тяжеловесам, помогая им в формировании органов власти и разделяя с ними ответственность за управление страной.Подобная ситуация имеется сегодня практически во всех восточноевропейских постсоциалистических странах. Но не только в них. Например, в Германии и Англии правительства сформированы двумя партиями. Да и в той же Румынии уже нет больше  однопартийного правительства.У нас в Молдове на нынешнем переходном  этапе её истории нет  и не может быть  смены власти на основе двухпартийной системы. Однако, политическая элита нашей страны всячески стремится именно к такой двухполюсной модели управления. Особенно это характерно для левого партийно-политического сегмента Молдовы.В новейшей истории Молдовы только в 1994–1998 г.г. были два левых партийных формирования, которые руководили страной  - АДПМ и блок «Социалистическое Единство», или имели основания претендовать на такую роль, ведя борьбу на взаимное уничтожение - АДПМ и ПКРМ.Закончилась эта борьба «между своими» распадом и уходом АДПМ с политической арены, несмотря на то,  что роль самих лидеров Партии аграрников в таком исходе была неизмеримо весомее той роли, которую сыграла в нём Партия коммунистов.Но с 1998 года все попытки создать на левой половине политического поля Молдовы ещё одно политическое формирование, которое, честно соперничая с ПКРМ, могло бы вступать с ней в коалицию как до выборов, так  и после них,  не имели успеха.В этом, надо честно признать,  есть сомнительная «заслуга» не только одной ПКРМ, но и практически всех  её оппонентов, которые работали в этом же направлении.События 07 апреля 2009 года, а затем выход страдающего президентскими амбициями Мариана Лупу из Партии коммунистов и переход его в ДПМ, приведшие к отрыву этой партией от ПКРМ  13% её традиционного электората на досрочных парламентских выборах 29 июля того же года, со всей очевидностью высветили крупные проблемы и недостатки в структуризации левого политического сегмента в Молдове.Во-первых, этим досадным разладом в руководстве ПКРМ и переходом вчерашнего коммуниста Мариана Лупу в объявленную по этой причине «левоцентристской» (хотя она таковой не является) ДПМ воспользовались, прежде всего,  правые силы.Во-вторых, та часть левоцентристского электората, которая критически воспринимала неоднозначное поведение ПКРМ и её лидера Воронина, по этой причине, будучи введена в заблуждение Марианом Лупу, поддержала на досрочных выборах фактически правоцентристское формирование - Демпартию, в рядах которой имеется немало праворадикальных деятелей откровенно унионистского толка. Разве это было выгодно для ПКРМ и государственников Молдовы? Конечно же, нет.В-третьих,  главная проблема осталась нерешенной, и потому к ней приходится возвращаться вновь.Известно, что финансовые эксперты советуют тем, кто имеет деньги и намерен положить их в банк под проценты, «не класть все яйца в одну корзину», то есть помещать их только в одно финансовое учреждение, чтобы не потерять все свои сбережения в случае его банкротства.Левый электорат Молдовы, все патриоты и государственники нашей страны 05 апреля 2009 года оказались в ситуации, когда им пришлось поддержать только позицию ПКРМ, призывавшей к бойкоту референдума, что потянуло за собой всю дальнейшую цепь событий, чувствительно ударивших по политическому суверенитету Республики Молдова.Вполне очевидно, что нам надо не испытывать вновь и вновь свою судьбу, а  следует мобилизовать всех сторонников государственности Молдовы и объединить их вокруг двух самых сильных и перспективных партий левой ориентации, чтобы не допустить повторения  трагических событий 07 апреля и 29 июля 2009 года.Однако доклад Владимира Воронина на недавнем закрытом пленуме ЦК ПКРМ, к сожалению,  не даёт оснований полагать, что руководство Партии коммунистов накануне досрочных парламентских выборов сделало правильные выводы из ситуации и настраивается именно на такую волну.Лидер ПКРМ дал понять, хотя и не со всей определенностью, прежде ему характерной, что его партия пойдёт на выборы самостоятельно.Конечно, это его право, как политического лидера, заботиться, прежде всего, о своей партии и численности её депутатского представительства в парламенте будущего состава.Но, на мой взгляд, политическая обстановка в нашей стране, сложившаяся после 07 апреля и 29 июля прошлого года, обуславливает вовсе не доказавший уже свою порочность узкопартийный подход к предстоящей избирательной кампании.Следовательно, СДПМ (а речь здесь идет именно о ней) должна будет решать сложную задачу попадания в будущий парламент самостоятельно.В случае же согласия лидера СДПМ Виктора Шелина идти вместе с рядом своих партийных коллег на выборы по списку кандидатов от ПКРМ, Социал-демократическая партия  не  сможет встать на ноги в качестве самостоятельной политической силы и окончательно утратит свою идентичность.У меня есть основания полагать, что СДПМ может занять левоцентристскую нишу, грамотно выстроив свою избирательную тактику и дав избирателям Молдовы соответствующий привлекательный посыл своей предвыборной Программой.Хочу сразу оговориться, что я лично не знаком ни с одним членом партии социал-демократов, кроме Дмитрия  Брагиша.Поэтому мои рассуждения о возможностях и перспективах СДПМ в предстоящей избирательной кампании продиктованы единственно желанием помочь переориентировать часть левого электората, все еще верящую Мариану Лупу и его социальной, политической и геополитической демагогии, на партию, которая не только провозглашает близкие левому электорату лозунги социальной ориентации и политического суверенитета Молдовы, но и готова практически бороться за исполнение надежд и идеалов своих избирателей.  СДПМ это доказала хотя бы тем, что поддержала  бойкот референдума 05 сентября 2010 года.Для руководства и штабистов СДПМ важно, не вступая в предвыборную борьбу с ПКРМ за голоса левого избирателя, найти среди молдавского электората «свою нишу, то есть тех избирателей, которые по различным причинам будут готовы  подать свой голос за список этой партии.Между прочим, водораздел между теми избиратели, которые проголосуют за ПКРМ,  и теми, которые могут поддержать на выборах СДПМ, обозначен, хотя и не слишком четко, весьма контурно, в докладе лидера ПКРМ Воронина на указанном выше пленуме ЦК. Так уж получилось,  или же так и было задумано, точно не знаю, но, тем не менее, это факт.Если внимательно прочитать и осмыслить доклад Владимира Воронина, то можно заметить, что в нём, как положительный для ПКРМ момент, отмечен только удавшийся бойкот референдума 5-го сентября 2010 года. Что же касается вышедших на референдум и проголосовавших «против» молдавских граждан, то Воронин их никак не оценил.По-видимому, он считает этих граждан Молдовы, не послушавшихся его призыва бойкотировать референдум, «не своими» избирателями на том основании, что они могли помочь организаторам референдума получить желаемые 33,33% избирателей, принявших участие в голосовании, чтобы признать референдум состоявшимся. Но я придерживаюсь несколько иной точки зрения, которая мною уже публично изложена. Важно, прежде всего,  выяснить, что  представляют собой эти 110 тысяч избирателей, пришедших на избирательные участки, но сказавших «нет» на референдуме или испортивших бюллетени, каковы их взгляды, кого они могут поддержать на предстоящих досрочных парламентских выборах.Анализ показывает, что среди этих 110 тысяч нет ни одного голоса  сторонников ДПМ и Мариана Лупу, или «Единой Молдовы» и Владимира Цуркана.В своём подавляющем большинстве, это левые избиратели-государственники, которые имеют  своё собственное мнение, отличное от мнения лидера ПКРМ Владимира  Воронина.Среди этих 110 тысяч избирателей есть, безусловно,  небольшая часть правоцентристского электората, откликнувшегося на призыв лидера ХДНП Юрия Рошки, который, с одной стороны, предоставил своим избирателям право самим определить своё отношение к референдуму, а с другой стороны, призвал их проголосовать на референдуме «против».Даже если из этих 110 тысяч избирателей  не более 80 тысяч симпатизируют левым политическим силам, за них всё равно стоит бороться. От них отказалась ПКРМ, и это ее право. Но  они также имеют право на собственное мнение и  на собственный выбор.Поэтому, в том случае, если СДПМ уважительно отнесется к этим избирателям и согласится с ними в том, что их решение придти к избирательным урнам и проголосовать, сказав «нет», или испортить бюллетень, было их осознанным выбором, или же просто известные обстоятельства (угроза административных санкций) вынудили их так поступить, если руководство СДПМ поймёт, что это вовсе не означает, что эти избиратели и те, кто бойкотировал референдум,  сидят в разных лодках, а, напротив, все они вместе находятся в одной лодке государственников Молдовы, успех будет обеспечен, Партия социал-демократов сможет рассчитывать на эти голоса на ноябрьских парламентских  выборах.Среди тех избирателей, которые бойкотировали референдум, есть, несомненно, и  традиционный электорат самой СДПМ.

Трудно сказать сегодня, какова его численность, но если их даже всего 20–30 тысяч, то руководству СДПМ их также нужно выявлять, мобилизовать и привязывать к своей партии.Наконец, из общего числа избирателей, которые вообще не вышли на референдум,  есть примерно 30–40 % граждан, имеющих право голоса, которые вообще не выходят на избирательные участки по причине глубокого разочарования во всех  тех политиках и партиях, которые ими  до сих пор управляли. Среди них также можно найти немало будущих сторонников СДПМ.Из сказанного выше следует, что СДПМ имеет шанс попасть в парламент, заняв на выборах левоцентристскую нишу, чтобы представлять в нем  интересы левоцентристского избирателя. Попытка эта для СДПМ окажется успешной, если партия сможет выполнить несколько условий.Первое условие: предвыборная программа СДПМ должна быть узнаваемой избирателями, заметно выделяться из других предвыборных партийных манифестов. Второе условие:  в списке её кандидатов в депутаты не должны быть скомпрометировавшие себя лица, как из числа бизнесменов, так и государственных чиновников или бывших депутатов. Например, если в списке СДПМ окажется её бывший лидер Дмитрий  Брагиш, это может негативно повлиять на поддержку избирателями её списка.Третье условие: СДПМ  должна убедительно донести до людей свою позитивную программу, сравнивая ее с программами других участников парламентской кампании, а не занимаясь лишь голой и беспредметной критикой программ своих оппонентов. Руководство, актив и члены партии должны постоянно помнить о том, что судьба СДПМ - в руках самой СДПМ.

— Иван Грек, доктор истории, политолог 

Ava.md 

Hits: 4025
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »