Только 16 дней из 365… PDF  | Печать |
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
20.12.2010 г.

  В Молдове проходит акция "16 дней против насилия", в рамках которой проводятся мероприятия, повышающие информированность женщин и детей в плане противостояния домашнему насилию. Шестнадцать дней в год - чтобы убедить слабых в том, что они имеют право на защиту и что они не должны терпеть унижения и жить в страхе. Шестнадцать дней... 16 из 365.

 Бьет – значит, не любит

   Это существует во всех странах, в любых сообществах, в семьях с разным уровнем достатка – от самых бедных, до самых богатых. Это не принято выносить на обсуждение, скорее наоборот – принято скрывать от родственников, коллег, знакомых. Об этом принято стыдливо молчать и делать вид, что ничего страшного не происходит. Это – знакомо многим гагаузским женщинам не понаслышке. Рукоприкладство, оскорбительное отношение, моральное унижение, тотальный контроль и психологическое давление – это домашнее насилие, на которое до недавнего времени было бесполезно жаловаться даже в правозащитные органы.

 Сама виновата?

   Лидия замужем уже больше двадцати лет. У нее взрослые дети, прекрасные внуки. Она, безусловно, очень хорошая жена – верная, заботливая, аккуратная. Любит чистоту и порядок, а уж хозяйка какая – и приготовит, и испечет, и соленья у нее отменные. Словом, идеальная женщина по всем параметрам. Вот только неуклюжая какая-то. То об шкаф ударится, то в дверь не впишется. Постоянно в синяках ходит. Из-за этой неуклюжести ей даже летом приходится носить длинный рукав или прикрывать ушибленные места шарфиками. Все соседи и родня давно перестали верить в истории про «споткнулась и упала», но Лида все равно боится вслух признаться, что все эти годы ее муж методично и целенаправленно срывает на ней свою злость и вымещает обиды за собственные неудачи – пощечинами, подзатыльниками, кулаками…

 Надежда, даже попав в больницу с ушибами брюшной полости, треснувшим ребром и гематомами по всему телу, разрывать отношения со своим мужем не решается: своего жилья у нее нет, зарабатывает она копейки, а ребенка, как она считает, в одиночку ей никак не поднять. Дочка же отца не только не любит, а жутко боится, и в свои пять годков вполне серьезно утверждает, что никогда не выйдет замуж. Потому что в ее неокрепшем детском сознании прочно закрепилась усвоенная с раннего возраста модель: мужчина – сильный и безнаказанный обидчик, женщина – слабая и бесправная жертва.

 Эти истории далеко не самые «колоритные» из множества, случающихся практически ежедневно в каких-нибудь местных семьях. Менталитет и издревле заведенные семейные традиции гагаузских семей основаны на верховенстве мужей над женами, что априори делает последних зависимыми. Однако одно дело авторитет мужа, а другое – его желание самоутвердиться за счет подавления более слабого члена семьи – жены или ребенка.

 Когда Мария впервые пожаловалась свекрови на то, что ее муж вылил кастрюлю супа во двор и ударил ее по лицу, разбив ей нос и губы, мать ее супруга не особо удивилась и даже не выразила сожаления. Во-первых, потому что ее сын не ест «что попало», а во-вторых – и это главная причина – потому что она сама всю жизнь была бита собственным мужем и считает, что это вполне нормально. Но и это не все. Самое страшное: она сказала Марии, что та сама виновата, коль не знает, как угодить мужу. И что не стоит никому жаловаться, потому что «хуже будет»!

 Молодец против овец... (а против молодца - сам овца)

 Семья – это упорный труд, результат которого зависит от обоих супругов. Одному эта ноша не по силам. И если на протяжении довольно долгого времени один - всегда тиран, а другой - всегда жертва, то сохранять такой брак не имеет смысла. Как считают психологи, в таких случаях, скорее всего, имеет место отклонение в психике или глубокие комплексы, от которых домашний мучитель стремится избавиться, поднимая руки на жену и детей. Как правило, такие «кухонные боксеры» ведут себя воинственно только по отношению к близким и зависимым от них людям, а вне дома они очень редко показывают свое истинное лицо и характеризуются с положительной стороны.

 Верить такому двуличному человеку практически нельзя. Как утверждают специалисты-психологи, домашние тираны виртуозно играют на чувствах, прося прощения, артистично и искренне уверяя в раскаянии, при этом могут даже встать перед жертвой на колени и пустить слезу. А вот женщина может настолько врасти в образ жертвы, что избавиться от него без помощи психолога уже не сможет. Часто многие избиваемые мужьями женщины обвиняют в этом … себя. И ни за что не хотят выносить сор из избы и доверить эту «постыдную» тайну постороннему уху. Стараясь сохранить свой брак, они в который раз покупаются на обещания мужа исправиться. Истина же в том, что мужчине, привыкшему вымещать собственные комплексы внутри семьи, где он – единоправный властелин и господин, попросту не хочется терять податливую жертву. Развод и одиночное существование для него страшнее всего – за чей же счет он будет самоутверждаться, на ком будет срывать злость?

 Побои никогда не могут стать признаком симпатии или проявления любви. А физическое насилие со временем вполне может перерасти в сексуальное. С драчунами происходит то же, что с алкоголиками и наркоманами - только тем необходимо постоянное увеличение дозы, а этим – постоянное ужесточение и без того жестокого обращения. Это своего рода зависимость – получение удовлетворения от унижения зависимых от него людей. Не стоит верить, когда домашний тиран, избивший жену или ребенка до крови, клянется и божится, что «больше так не будет». Безнаказанно поднявший руку на беззащитных членов своей семьи и не остановившийся перед осознанным нанесением побоев и увечий жене или детям, он наверняка сделает это снова. И снова. И снова. И будет делать это до тех пор, пока жертва перестанет с этим мириться.

 К сожалению, до недавнего времени даже правоохранительные органы не могли гарантировать женщинам уверенности в том, что домашний насильник больше их не обидит. Со времен домостроя, а потом и советской семьи, было принято считать, что все проблемы должны оставаться внутри так называемой ячейки общества. Не «по-нашему» было жаловаться на мужа, даже если все знали, что он «пьет, бьет и житья не дает».

 Однако ситуация изменилась – и это тот самый случай, когда – в лучшую сторону. Согласно новому закону, насилие в семье, то есть намеренное физическое или вербальное действие или бездействие, совершенное одним членом семьи по отношению к другому, причинившее физические страдания, сопряженные с легкими телесными повреждениями или иным незначительным вредом здоровью, нравственные страдания либо материальный или моральный ущерб, наказывается неоплачиваемым трудом в пользу общества на срок от 150 до 180 часов или лишением свободы на срок до 2 лет.

 То же деяние, совершенное в отношении двух или более членов семьи; повлекшее причинение телесного повреждения средней степени тяжести или иного средней тяжести вреда здоровью, наказывается неоплачиваемым трудом в пользу общества на срок от 180 до 240 часов или лишением свободы на срок до 5 лет.

 То же деяние, повлекшее причинение тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью; повлекшее самоубийство или покушение на него; повлекшее смерть жертвы, наказывается лишением свободы на срок от 5 до 15 лет.

 Судебная инстанция в течение суток с момента получения заявления от жертвы домашнего насилия выносит защитное предписание, согласно которому к подозреваемому, обвиняемому, подсудимому применяется одна или несколько из следующих мер:

 - принуждение временно покинуть общее жилище или не приближаться к жилищу жертвы вне зависимости от права собственности на имущество;

 - принуждение находиться от места нахождения жертвы на расстоянии, обеспечивающем ее безопасность;

 - запрет на общение с жертвой, ее детьми и другими зависящими от нее лицами;

 - запрет на посещение места работы или проживания жертвы;

 - ограничение права одностороннего распоряжения общим имуществом;

 - принуждение подвергнуться медицинскому обследованию на предмет психического состояния и наркотической/алкогольной зависимости, а в случае наличия медицинского заключения, подтверждающего наркотическую/алкогольную зависимость, - пройти принудительное лечение от алкоголизма/наркомании;

 - принуждение к участию в специальных лечебных или консультационных программах, если такая необходимость определена судебной инстанцией как средство сокращения или ликвидации насилия.

 

Когда Закон бессилен...

   По случайному совпадению, практически одновременно с вступлением в силу нового закона, в соседнем с Чадыр-Лунгой селе произошло жуткое убийство. Отец на почве неприязненных отношений, продолжавшихся больше десятка лет, зарубил топором собственного сына.

 Это было бы "обычным" делом для следственных органов, обычной "бытовухой", если бы не открылись дополнительные детали. А детали таковы. Убийство произошло на глазах жены подозреваемого (матери убитого), которая является инвалидом и последние годы прикована к постели. Сын сидел у кровати матери, когда отец подошел со спины и нанес ему несколько ударов топором по голове. Я видела снимки с места происшествия. Представьте, что пришлось увидеть матери...

 В семье, кроме убитого сына, есть еще две взрослые дочери. Ни одна из них не имеет собственной семьи, но ни одна из них при этом не желает жить в родительском доме. Причина тому - агрессивное и неприязненное отношение главы семьи к остальным членам этой семьи.

 Что скрывается под корректными словами "агрессивное и неприязненное отношение"? Проще - постоянные побои, оскорбления, унижения, запугивания, моральное и физическое насилие.

На теле одной из дочерей обнаружены зажившие ножевые ранения, шрамы. Да, еще одна деталь: мать семейства стала инвалидом в результате очередного избиения. Муж бил ее металлическим прутом и сломал ей основание шейки бедра. Женщина не обращалась за медицинской помощью, чтобы не выносить сор из избы, и вовремя не залеченная рана лишила ее способности ходить, приковав к постели. На вопрос, почему они никогда не жаловались в полицию на поведение главы семьи, все, как один, ответили, что боялись его мести.

К чему это я? Думаете, только к тому, что, не случись убийства, семья и дальше продолжала бы страдать от домашнего тирана?

Не только. Это я к тому, что для менталитета среднестатистических молдавских (гагаузских) женщин шестнадцати дней в году не хватит, чтобы понять, что домашнее насилие прекратить можно, если побороть свой собственный страх.

Дело об убийстве передано в суд. И знаете, что? Женщина, которая превратилась в неподвижную мумию, мать, на глазах которой был зверски убит ее сын, - она же главный и единственный свидетель трагедии - в суде выступать отказалась и просила не выносить ее мужу-убийце сурового приговора, то есть - не сажать его в тюрьму.

 Чем это объяснить? Страхом, что отсидев, он вернется и "разберется" со всеми остальными членами семьи? Опасениями, что односельчане и родня осудят ее за то, что не защитила мужа в суде? Или это объясняется исконно патриархальным воспитанием в гагаузских семьях и уверенностью в истинности вбиваемого девочкам с раннего возраста постулате: мужчина всегда прав, и если он что-то делает, то так и должно быть. Любит - радуйся. Бьет - терпи. Оскорбляет - молчи. Выгоняет - уходи. Зовет обратно - возвращайся.

Вам кажется, что это всё должно было остаться в древнем средневековье? Нет, так живут тысячи гагаузских женщин. Каждый день. Каждую минуту. В страхе, - и никому не жалуются. Не приучены жаловаться. И не знают своих прав. И эти 16 дней, которые уже восьмой год подряд освещаются в молдавских СМИ, как правило, остаются незамеченными теми, кто замазывает тоналкой синяки на лице, и даже летом носит длинные рукава, чтобы прятать ссадины.

 Что должно случиться, чтобы они перестали бояться?..

Автор: Ната

Hits: 3810
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »