Заявления и обращения

Относительно поправок ЛДПМ и ДПМ в Кодекс о телевидении и ради
 


Мы живем, под собою не чуя страны PDF  | Печать |
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
08.01.2008 г.
ImageИстория, конечно, не терпит сослагательного наклонения, но именно цепь роковых обстоятельств и привела к тому, что молдавская нация сегодня вынуждена не жить в современном, быстро меняющемся мире, а выживать в нем. Да еще делить нашу маленькую (в силу все тех же исторических обстоятельств) страну с теми из соотечественников, кто с благоговением смотрит сегодня в сторону Румынии, жаждя скорейшей, без учета мнения и настроений абсолютного большинства граждан Молдовы, унии с соседним запрутским государством.

Обретя независимость в начале 90-х годов прошлого века, Молдова пока так и не состоялась как государство. Причин тому много - и неэффективная верховная власть, и неудачно проводимые со старта радикальные экономические реформы, и нечеткие внешнеполитические ориентиры, когда наша дипломатия никак не может определиться с тем, что действительно выгодно для Молдовы в международном масштабе, а что является лишь некой имитацией деятельности, как это принято сейчас говорить, по созданию позитивного имиджа страны в глазах мирового сообщества.

     Весь этот негатив, несомненно, сказывается на том, что народ, получив право на суверенное развитие, не отвоеванное в осознанной борьбе, а как бы упавшее с неба, так и не обрел уверенности в том, что сможет его реализовать в полном объеме и без посторонней помощи. В настоящее время, когда на протяжении без малого семи лет высшее руководство в республике осуществляют лукавые коммунисты во главе со своим бессменным лидером Владимиром Ворониным, много говорится о патриотизме, о выгодном геополитическом расположении Молдовы в центре Европы, которое надо использовать с максимальной выгодой для себя. Но все это только пустые разговоры, поскольку мы так и живем, "под собою не чуя страны", а только оставшийся от нее в результате многочисленных переделов в 19-20 веках осколок, независимость которого оспаривается более могущественными, как принято считать в международной классификации значимости стран, соседями.

Сегодня Республика Молдова занимает только пятую часть своих исторических земель, которые принадлежали ей в эпоху правления Драгоша, Александра Доброго, Стефана Великого, Димитрия Кантемира. В результате большая часть этнических молдаван пребывает вне ее государственности в установленных международными соглашениями границах - в Румынии и на Украине, в этих виртуальных молоте и наковальне, между которыми наша страна оказалась в силу многих исторических обстоятельств.


     Исконные территории, принадлежащие ныне нашим соседям, приумножались и впоследствии осваивались, обживались нашими предками из века в век в условиях, если говорить современным языком, жесткой конкуренции. Молдаване никогда ни на кого не нападали первыми, но если это происходило, то - были времена - давали захватчикам достойный отпор, а в итоге распространяли суверенитет своего княжества на их приграничные вотчины. Долгое время средневековое Молдавское государство, если вспомнить другого великого русского поэта Александра Блока, "держало щит меж двух враждебных рас". С конца 14 столетия османы рвались поработить Европу. Так вот, почти полстолетия путь их несметным ордам преграждали молдавские воины, особенно преуспевшие в этом деле, когда сражались под багряными знаменами воеводы Стефана.

Такую торжественную историю можно было бы положить в основу реального национального (а не раздутого примитивными пропагандистскими приемами) патриотизма. Но не получается. Окружающая действительность не позволяет молдаванам в полной мере насладиться этим благостным чувством. Хотя, казалось бы, три года назад отмечали 500-летие со дня смерти Стефана III Великого и Святого. Это ли не повод для искреннего проявления патриотических чувств? Дата, безусловно, достойна того, чтобы ее положить в основу духовного единения нации. И массовые торжества - они еще у всех нас в памяти - проводились. Но вспомним, как все это преподносилось. "Владимир Воронин - второй лидер Молдовы, который вслед за Стефаном взошел на святую гору Афон". "Владимир Воронин взял под личный контроль работы по реставрации главного монумента прославленному воеводе на площади Великого национального собрания в Кишиневе". "Владимир Воронин назвал Стефана Великого и Святого провозвестником современного процесса евроинтеграции". Подобными пропагандистскими клише пестрела апологетическая и официозная пресса Молдовы в 2004 году. И все сводилось вовсе не к чествованию великого господаря Земли Молдавской. На фоне его непреходящих исторических заслуг пиар-менеджеры главы государства создавали тому позитивный имидж славного преемника вековых традиций и заботливого отца нации. Не более того. Совершенно уверен, что и провозглашение 2009 года годом молдавской государственности в связи с празднованием 650-летия первого упоминания в письменных источниках Молдавского княжества, будет служить все той же "благой цели" - "возвышению! Владимира Воронина в глазах собственного народа как последовательного государственника и опять-таки "хранителя древних традиций".

Эксплуатация нашего исторического прошлого в личных корыстных целях - дело предосудительное. Я хочу спросить в связи с этим президента, как главного инициатора предстоящих торжеств: а что, собственно, мы будем праздновать? Того государства, которое в прошлом пользовалось авторитетом среди европейских правителей, давно уже нет. Исторические территории утрачены. И при этом, как я уже говорил, независимость Республики Молдова постоянно ставится под сомнение нашим ближним и дальним окружением. В Бухаресте к нашей стране относятся как к нонсенсу. Здесь, Молдове, отказывают в праве на суверенное равноправное развитие, молдавский язык считают артефактом и утверждают, что сам наш народ не имеет ни малейшего права на собственную национальную идентичность. При активном участии за-прутских "братьев" в Молдове активизировался религиозный раскол, узаконенный коммунистическими властями в 2002 году по настоятельным рекомендациям Совета Европы. Существование на единой канонической территории двух православных митрополий грозит перерасти в острое гражданское противостояние, в которое могут оказаться втянутыми сотни тысяч верующих. Односторонние действия предпринятые румынской патриархией, заявившей об открытии сразу трех новых епархий на территории влияния Русской православной церкви.


     Все это поддерживается в Румынии на самом высоком уровне и не находит никакого осуждения в европейских политических кругах. Несмотря на то, что Владимир Воронин уповает на помощь Евросоюза в возникшем конфликте с соседней страной, чтобы Молдова, значит, просуществовала на политической карте континента еще 6500 лет, - это можно оценивать исключительно как его личное видение решения острой проблемы межгосударственных взаимоотношений. Быть честным, объективным арбитром в этом споре Западу не позволит политика двойных стандартов, которая, как ржа, давно уже разъела все наднациональные евроструктуры и стала своего рода притчей во языцех.


     В настоящее время Молдова может отстаивать свои национальные интересы исключительно через ОБСЕ - именно в эту организацию ее и отсылают всякий раз, когда заходит речь о покушении на ее суверенитет. Но ведь она плоть от плоти, кровь от крови нынешней европейской политической архитектуры, и потому подвержена все тем негативным тенденциям, которые присуще сегодня евросообществу в целом.


      Созданная в 1975 году на основании итогового документа - Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанного в столице Финляндии, который устанавливал статус-кво государственных границ в Старом Свете, - она не справилась с исторической миссией. Границы в Европе рухнули в результате мощных геополитических процессов, происходивших в первой половине 90-х годов прошлого столетия. Уже после этого хельсинкский договор можно было денонсировать, но он продолжает действовать, точнее, бездействовать, а те, на кого возложено его неукоснительное соблюдение, вынуждены лишь констатировать факт дальнейшей деградации той самой европейской политической архитектуры. Последние события, связанные с изменением государственных границ на Балканах, свидетельствуют о том, что процесс территориальной перекройки продолжается, набирает обороты, и я не удивлюсь тому, что именно в европейских структурах сегодня решают судьбу нашей страны совсем не так, как этого хотелось бы нам, молдаванам. Слишком уж уверенно ведет себя "братская" Румыния, когда говорит граду и миру о том, что мы не имеем права на суверенное развитие, а свои евро-интеграционные амбиции можем реализовать через "воссоединение" с "матерью-Родиной".


     Принято считать, что если бы не валахи, предки современных румын, то у молдаван в их многовековом историческом развитии было бы меньше проблем. Не знаю, намерены ли молдавские власти два года спустя после празднования 650-летия молдавской государственности отметить еще одну круглую дату, - трехвековую годовщину Прутского похода 1711 года, когда русские и молдаване впервые совместно выступили против общего врага - Блистательной Порты, но событие это весьма поучительно для современников. Особенно для сограждан, пока еще не самоопределившихся, кто же они на самом деле и кто их настоящие предки - молдаване или румыны.


     Уже тогда, ровно триста лет тому назад, Молдова могла войти в русское подданство в своих исторических границах, расширяемых с помощью меча и креста выдающихся молдавских господарей. И тогда 280 лет спустя, в момент обретения государственной независимости в современной нам Европе, мы бы были совсем другой страной, и иными очертаниями границ. Ведь никто, даже самый отъявленный русофоб, не имеет морального права отрицать тот факт, что именно в составе сначала Российской империи, а потом и Советского Союза Молдова (то, что осталось от ее исторических земель) обрела поступательное эволюционное развитие и к моменту распада СССР считалась вполне высокоразвитой аграрно-индустриальной страной. Созданный за почти два столетия (с перерывами в 1918-1940 и 1941-1944 годах) промышленный и интеллектуальный потенциал мог лечь в основу ее независимости, провозглашенной в 1991-м. Другое дело, что он достаточно быстро был разбазарен, а мы все на фоне всеобщей разрухи и хаоса стали сомневаться в правильности наших суверенных амбиций, но это предмет другого обстоятельного разговора. А пока вернемся, что называется, в тему.


     История, конечно, не терпит сослагательного наклонения, но именно цепь роковых обстоятельств и привела к тому, что молдавская нация сегодня вынуждена не жить в современном, быстро меняющемся мире, а выживать в нем. Да еще делить нашу маленькую (в силу все тех же исторических обстоятельств) страну с теми из соотечественников, кто с благоговением смотрит сегодня в сторону Румынии, жаждя скорейшей, без учета мнения и настроений абсолютного большинства граждан Молдовы, унии с соседним запрутским государством.


     Итак, все началось с того, что накануне решающего сражения Прутского похода - битве при Станилештах, общему делу изменил валашский князь Константин Брынковяну: его войско не вышло на исходный рубежи в самый драматичный момент баталии, которая чуть было не завершилась пленением русского царя Петра I и молдавского господаря Димитрия Кантемира. Только век спустя незначительная часть Молдовы была включена на правах области в состав Российской империи. Уже тогда Петербург предъявил Турции претензии на всю территорию княжества, и вопрос был бы решен положительно, если бы не угроза наполеоновского нашествия. А так Бухарестский мирный трактат подписывался наспех, в форс-мажорных обстоятельствах, и от всего подготовленного пакета требований России тогда пришлось отказаться.


     К середине 19 века империя была ослаблена бездарным правлением Николая I и заметно утратила свои позиции ведущей державы в Европе. Парижский трактат 1856 года подвел черту под итогами позорной Крымской войны, не только лишил Россию черноморского флота и территории Южной Бессарабии - Буждака, но и фактически подготовил возникновение на политической карте Европы нового государства - Румынии, сразу же ставшего полем для геополитических игр между Францией и Пруссией. В 1859 году, по иронии судьбы ровно 500 лет спустя после того, как образовалось Молдавское государство, два придунайских княжества - Молдова и Валахия, объединились в одну страну, которая с тех пор не оставляла надежд расшириться за счет ближайших соседей, чьи приграничные территории были названы исконными румынскими землями.

В истории Молдовы последних трех-четырех веков, когда безвозвратно ушли в прошлое ее славные воеводы, было два основных периода - российский, о котором я говорил выше, и так называемый румынский.


     Я глубоко убежден в том, что последний, был куда менее созидательным. Еще на рубеже 16 и 17 столетий валашский князь Михай Витязул, ненадолго объединил под своей короной Мунтению, Молдову и Трансильванию. Так вот, молдаване называли этого, говоря современным языком, "реинтегратора" не иначе, как разбойником. Нынешние местные историки превозносят его сегодня до небес, как и другого "благодетеля" земли Молдавской Михаила Когэлничану (в честь этих двух исторических персонажей в Кишиневе названо по улице). Но столь почитаемый ими Когэлничану не только был их коллегой на научном поприще и просто выдающимся мыслителем своего времени, но еще и министром внутренних дел объединенного княжества. И предки нынешних гагаузов и болгар, расселенных в Южной Бессарабии после того, как она была отторгнута в результате вышеупомянутого Парижского трактата 1856 года, познали, что называется, на собственной шкуре, что такое либеральная румынская демократия образца середины 19 века.


     С той поры в менталитете правителей запрутской державы мало что изменилось. Оккупация восточной Молдовы, длившаяся в прошлом столетии полвека (с 1918 по 1944-й с небольшим перерывом в 1940-41-м) демонстрировала молдаванам все те же преимущества румынского сапога и румынской дубинки. Политика Бухареста в отношении молдаван, проживающих как в самой Румынии, так и по эту сторону Прута, и сегодня, несмотря на то, что страна стала членом Евросоюза, по-прежнему агрессивна и высокомерна. Представителям этноса на территории Молдовы исторической, входящей в состав Румынии, отказывают в политический правах, главные из которых - право иметь свои общественно-политические организации и, вообще, чувствовать себя молдаванами и идентифицировать себя как молдаван. Эту же участь политический класс Румынии, во всяком случае, весь его правый и центристский сегмент, уготовил и для граждан Республики Молдова, и сегодня эту идею активно пробивает в евроструктурах.

     Декабрь - это сплошные праздники, символизирующие крепость румынского духа. В Республике Молдова их отмечают немногие, зато на малочисленные митинги собирается довольно шумная, крикливая публика. На одном из таких мероприятий, посвященных, в том числе, и прекращению вещания первого канала национального телевидения, наша парламентская гранд-дама и знаменитая национал-либералка Виталия Павличенко гневно осуждала "запрет на ретрансляцию", утверждая, что такое недопустимо в стране, где 80 процентов населения составляют румыны, хотя многие из них по причине примитивного мышления и полного отсутствия национального самосознания отказываются пока признавать этот факт.


     А я, в свою очередь, предлагаю несколько изменить формулировку. Это по ту сторону Прута, в Румынии живет десять миллионов молдаван, пребывающих на положении людей второго сорта, и никак не борющихся за свои гражданские и человеческие права из-за того, что сознание многих из них отравлено румынской шовинистической пропагандой, которой грешит и "первая кнопка" TVR. И, наверное, на фоне всех этих разговоров о неспособности Молдовы быть самостоятельным государством (в силу неполноценности ее нынешней власти), когда нас уже открыто и без последствий для себя приглашают евроинтегрироваться через унию с Румынией, пришло время ставить вопрос в том же ключе, заявляя о своих правах на исконные молдавские земли.


     Как я уже отмечал, в силу исторических обстоятельств Молдова оказалась не в некоем существующем пока только в воображении наших коммунистических лидеров "притягивающем" геополитическом центре, а между геополитическими молотом и наковальней. Те удары, которые наносит по Молдове Румыния, во многом выгодны и Украине, к которой отношение среди подавляющей части молдаван несколько иное в силу того, что в течение полувека мы считались братскими республиками в составе СССР.


     Но все далеко не так радужно. Стоит сразу заметить, что Украина оказалась в наибольшем выигрыше от итогов заключенного в 1947 году в Париже мирного договора, установившего границы между Советским Союзом и Румынией. Ей достались земли на юге Бессарабии, где еще в 1940 году погулял "нетвердый" "хрущевский карандаш". Судя по всему, у Никиты Сергеевича в тот момент тряслись руки, и линия на карте, разделившая две братские республики именно в этом месте, получилась какой-то волнистой.


    Далее, в состав соседней страны вошли другие исконные молдавские земли: на севере - Северная Буковина, уезды Херца и Хотин. В результате Молдова утратила две из трех своих твердынь, которые наши пращуры строили для защиты рубежей княжества на Днестре - Белгород-Днестровскую и Хотинскую крепости. Молдова также лишилась выхода на Дунай, сохранив свой суверенитет лишь над крохотным участком побережья, длиной менее километра, в районе села Джурджулешты. Так вот, когда встал стратегически важный для Молдовы вопрос о строительства в самой южной своей точке нефтяного терминала и грузопассажирского порта, мы долго выпрашивали у "незалежных" соседей кусок своей же исторической территории, чтобы поместилась вся необходимая портовая инфраструктура. Переговорный процесс длился долго и был для нас унизительным, от нас потребовали куда больше пограничных уступок, и мы вынуждены были с ними согласиться, чтобы завершить строительство объекта. Его появление на экономической карте республики вызвало что-то вроде ревности у обоих наших соседей. И румынская, и украинская стороны, увидев в Молдове конкурента на главной водной артерии Западной Европы, в унисон заговорили об ущербности реализованного проекта. Фактически они продолжают совершать в отношении нашей страны акт недобросовестной конкуренции, стремясь заблокировать деятельность терминала, создав негативный образ данного предприятия в глазах других зарубежных партнеров Молдовы, которым выгодно поставлять в нашу страну нефть более дешевым речным путем.


    Если ко всему вышесказанному прибавить то обстоятельство, что официальный Киев, несмотря на громкие заявления о взвешенном, цивилизованном подходе к проблемам проживающих на территории Украины этнических меньшинств, фактически осуществляет в местах компактного проживания молдаван политику ассимиляции, то картина вырисовывается довольно безрадостная. Выходит, что нас окружают соседи, относящиеся к нашим национальным интересам без должного пиетета, имеют к нам территориальные претензии (ведь не секрет, что влиятельные политические силы Украины, если приднестровский вопрос так и не решится в пользу Молдовы, подумывает о том, как бы прибрать этот регион к рукам), отказывают в самом праве на суверенное развитие. Поэтому стоит задуматься и о встречных требованиях, в основу которых следует положить тезис о восстановлении Молдавского государства в исторических границах.В усеченном "территориальном варианте", полагаю, национальное возрождение невозможно в принципе.


    Прецеденты тому имеются. На сегодняшний день практически реализовано "историческое право" сербского автономного края Косово и Метохия на выход из состава метрополии и государственную независимость. Последние призывы к Приштине ведущих международных факторов (США и Евросоюза, спровоцировавших данный дезинтеграционный процесс) проявлять сдержанность и не предпринимать односторонних шагов - это всего лишь игра, блеф, за коими скрыто оголтелое потворство сепаратизму, который, если верить шумным публичным реляциям Запада, тот не поддерживает ни под каким соусом.

Лично у меня нет никакого сомнения в том, что никакого независимого Косово не будет. Провозглашение его независимости под протекторатом ООН - это лишь первый шаг в большой геополитической игре, задуманной американскими стратегами, у которых Евросоюз давно уже стоит костью в горле. Результатом этого шага станет создание на Балканах агрессивного, действующего исключительно в фарватере проамериканской политики, государства - Великой Албании, которая будет против всей Европы в целом. Вторым шагом станет территориальное расчленение соседней с оккупированным регионом Македонии, где доля албанцев в общем срезе населения страны за восемь лет, прошедших после вооруженной агрессии НАТО против суверенной Югославии, увеличилась за счет беженцев с 20 до 40 процентов. Там албанскому меньшинству предоставлены широкие автономные права, и их политические лидеры только ждут сигнала к началу "народного восстания" по типу косовского. А дальше начнется цепная реакция в других частях Старого Света. Есть уже первый кандидат на территориальный раскол - Бельгия, самое что ни на есть политическое сердце Евросоюза и Североатлантического альянса. Потом последуют проблемные Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Италия и Испания. Далее все это может повториться везде. Не стоит обольщаться, что соседней Румынии, которую международные аналитики называют маленькой империей, удастся избежать этого общеевропейского процесса дезинтеграции и передела. В связи с этим мы имеем полное право заявить свои права на исконные молдавские территории.


    Те, кто перекраивает сегодня политическую карту Европы, должны знать, что Страна Молдова в историческом и духовном контексте - это совсем не то, что представляет собой современная Республика Молдова, независимость которой была провозглашена в августе 1991 года. Свою статью хочу закончить, так же как и первую, кратким резюме.

 Первое: наёмные историки, социологи и политологи пытаются отбить у нашего народа историческую память. Они хотят раз и навсегда узаконить своё присутствие на исторически принадлежащих нам территориях.

Сузив до минимума наше жизненное пространство, они обрекают наших граждан на исход из страны. Сегодня большая часть нашего трудоспособного населения проживает в России, Италии, Португалии и Испании. Те же, кто не в состоянии добраться до этих стран, оседают в Румынии и Украине. Большинство этих людей уже никогда не вернутся на Родину.

Бывая в Бухаресте и Киеве, я неод-нократно слышал от радикально настроенных политиков: "Молдова - аппендикс Европы". По их "медицинской" логике выходит, что его следует удалить. Может быть, этого и добиваются наши соседи?

Второе: нежелание нынешнего руководства Румынии подписывать с Молдовой Базовый договор открывает перед нами возможность начать большой и серьёзный разговор об объединении наших земель, находящихся сегодня под юрисдикцией Румынии и Украины.
    Третье: заявление Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Румыния в Республике Молдова Филиппа Теодореску о непризнании подписанного в 1947 году Парижского договора также возвращает нас к началу диалога о возврате нашей страны к её историческим границам. Напомню, что территория Молдовы, согласно достоверным историческим источникам, простиралась от Карпатских гор до Чёрного моря.

Только скорейшее восстановление государства позволит нашему народу обрести жизненное пространство, необходимое для возрождения духовных сил и творческого потенциала всех людей, проживающих на этих землях.

Источник: km.press.md

Автор: Георгий Сима

Hits: 2940
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »