Русский язык – наш «забор» вокруг Гагаузии PDF  | Печать |
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
25.02.2014 г.

Сценарии захвата и подавления малых народов, с последующим полным поглощением - вплоть до исчезновения их имени с политической карты мира - не требуют большой фантазии, они всегда почти идентичны. Технологии апробированы веками.

 

Прежде всего, скупается часть национальной элиты: не только деньгами, но и должностями, званиями, лестью, декоративными знаками внимания, «приближением» к «правящему двору».

«Элита» народа втягивает в это болото средние слои населения, заражая из конформизмом, эгоизмом и предательским приспособленчеством. А уже те, в свою очередь, волокут за собой широкие народные массы, показывая своим примером: «А что - и так можно жить. Мне же неплохо, потому что приспособился».

Становится экономически целесообразным, политически выгодным, а потом и просто модным переходить в общении на язык севшего на шею большого народа. Говорить на своем родном - это уже «признак бескультурья и необразованности», «царанщина», просто позор.

Румыны на своей территории полностью поглотили гагаузов. Добруджа была нашей Родиной. Там гагаузов было много - сотни тысяч. Где они?

Гагаузы были православным, европейского облика балканским народом, то есть, практически ничем не отличались от румын - кроме языка и национальной самоидентификации.

Для того, чтобы быстро уничтожить язык, нужна сильная система всеобщего обязательного школьного образования на языке большинства, чего Румыния себе позволить еще не могла. Поэтому начали с последнего - с самоидентификации.

Поскольку гагаузы очень были привязаны к земле (ремесленников имелось в наличии значительно меньше, чем крестьян), румыны нашли самый эффективный метод уничтожения «инородцев» - они запретили нерумынам владеть землей. Хочешь продолжать пользоваться своей землей - записывайся румыном; не желаешь быть румыном - вали куда подальше и выживай, как хочешь.

Дети записавшихся румынами уже автоматически становились частью титульной нации. А еще и окрики на каждом шагу - «ворбеште ромынешть». Поэтому дети загодя осваивали румынский, оставаясь некоторое время двуязычными. Потом настает момент, когда внукам двуязычие уже практически «не нужно». А зачем, казалось бы, если на румынском можно говорить с кем угодно, а на родном - только с родителями. Да и с теми можно на румынском. В следующем поколении такие вопросы уже вообще не стоят - родного языка просто никто не знает. Конец фильма.

Справедливости ради стоит сказать, что примерно также с гагаузами поступили и во многих других странах и регионах мира. Только на территории Бесарабии этого не случилось благодаря уникальной ситуации: хотя большая часть населения губернии были молдаване, они тут не были полновластными хозяевами и делили свое влияние со «старшими братьями» - русскими. Только в условиях двух- или много- векторности малые народы (и страны) выживают, маневрируя между интересами сильных.

Сейчас в Молдове созрели условия для «освоения» и «переваривания» гагаузского компонента. Не зря идет такое давление на русский язык в гагаузской среде. Нам предлагают пойти по тому же самоубийственному пути, по которому только что прошли наши братья по ту сторону Прута и Дуная. Президент Молдовы ходит и везде жалуется, что гагаузы мало используют родной и вовсе не знают государственного языка. На телепрограммах и вообще везде - по каждому удобному и неудобному случаю - Башкана и других политиков попрекают русским языком.

Самый свежий пример: все в Молдове спрашивают о бюллетенях на прошедшем референдуме. Почему, мол, они были не на гагаузском языке? Как будто это был опрос только среди носителей гагаузского языка, и как будто русский не является одним из трех официальных языков автономии.

Чем мешает молдаванам русский язык в гагаузской среде? Им мало того, что они выдавливают его из своей среды?

Гагаузы понимают тонкость этой игры. Русские нынче живут далеко, и вовсе не заинтересованы в гагаузах и в их дальнейшей судьбе. То есть не имеют ни возможностей, ни желания, ни какой-либо необходимости в ассимиляции гагаузов.

А молдаване в это время получили в подарок от русских государство, созданное по воле русского царя, отщипнувшего в свое время кусок Османской Империи с преимущественно молдавским населением. Сами молдаване без русской армии от осман и по сей день бы не отряхнулись.

Но освободившись (по случаю) от русской опеки, молдаване вдруг сами захотели почувствовать себя старшим братом и попробовать сожрать пару этнических меньшинств, дабы увеличить свою численность, обогатить и оздоровить генетику народа, да и просто упростить свою жизнь. Зачем морочить себе голову усилиями по сохранению и развитию еще каких-то там культур? Нет непохожих людей - нет проблем.

Не будем сейчас углубляться в вопрос о том, насколько это ошибочное мнение, и насколько богаче, интереснее, колоритнее культурное разнообразие многонационального государства. Не все это понимают, и это их беда, а не вина. Но, тем не менее, такие люди рвутся во власть, и нынче в Молдове ее возглавляют. С этим приходится как-то жить!

Попытки оторвать гагаузов от русского языка предпринимаются на каком-то инстинктивном уровне. Молдаване готовы (по крайней мере, на словах) выделить денег на попытки перехода к обучению на гагаузском языке, ибо понимают, что неразвитый гагаузский язык не справится с функциями замещения русского.

Что мы, например, найдем в Интернете на гагаузском языке? В раскладке Windows гагаузского языка даже вовсе нет (хотя это очень странно - неужели Билл Гейтс еще не слышал, что есть такой народ, у которого даже есть вполне легальная автономия?) Гагаузского языка компьютер не знает даже при том, что в этой раскладке есть, наверное, 15 вариантов арабского, и даже такой «язык» как эльзасский (Франция).

Одним словом, молдаване продумали, что при попытке перехода на гагаузский язык, наш народ ожидает крах образования. А затем они «подставят свое плечо» и предложат выход на широты образования и информации через государственный язык - с некоторых пор, кстати, румынский, а не молдавский.

Дальнейший ход истории уже описан выше. Если гагаузы станут свободно владеть румынским языком, защитный, хоть и давно дырявый забор вокруг гагаузов рухнет. Через два-три поколения они уже с удивлением будут узнавать, что их предков звали, кажется, какими-то «гагаузами». Что это было такое?

Чтобы малый народ не был легкой добычей для ассимиляции, его должно что-то серьезно отличать и отгораживать от более многочисленных соседей. Попытки стереть эти отличия, какими бы сладостными и «сердобольными» речами и мотивами они не продвигались бы, являются огромной подлостью и преступлением.

В Османской Империи гагаузов, говорящих почти на турецком языке, спасло от слияния с турками кардинальное отличие в религии. А от слияния с рядом живущими многочисленными православными греками и болгарами гагаузов спасло другое кардинальное отличие - они говорили на тюркском языке.

Сейчас между православными молдаванами и православными гагаузами есть только одно отличие - мы учимся в школе на русском языке. Если мы начнем учиться на румынском языке, мы перестанем от румын отличаться, и тут же растворимся в них.

А учиться на гагаузском мы пока не готовы. Уровень владения родным языком необходимо повышать непрерывно, но... неотрывно от владения русским. Чтобы и язык свой не забыть, но и уровень образования (вместе с уровнем нашей востребованности за пределами микроскопической Гагаузии) не уронить. Как-то так - правильно. Остальное - от лукавого.

Д. Попозогло

Hits: 2393
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »