«Сепаратистская» информационная война против гагаузов - крапленая карта в руках Кишинева PDF  | Печать |
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 
03.03.2014 г.

 

 

Несмотря на то, что консультативно-законодательный референдум в Гагаузии прошел месяц назад с полным соответствием с Законом о правовом статусе автономии и ее Уложения, политическое, юридическое и масс-медийное давление на башкана, депутатов НСГ и ЦИК Гагаузии со стороны Кишинева продолжается.

Вопреки тому, что у ОБСЕ, Брюсселя и Вашингтона не было замечаний по поводу действий Комрата!

Тем не менее, кишиневские политики, юристы в лице Генеральной прокуратуры и политологи правого сектора преследуют его автономную власть, обвиняя ее в сепаратизме. Давайте разберемся, что кроется за этим обвинением.

Нет необходимости объяснять, что такое сепаратизм. Но напомним, что по отношению к гагаузам это обвинение впервые прозвучало 25 лет тому назад в контексте того, что Комрат якобы взял курс на выход из состава республики и этим разрушает ее целостность. Последующие политические события показали, что ничего подобного в намерениях гагаузов не было. Его нет и сейчас. Тем не менее, поскольку в руках кишиневского руководства нет никакой другой крапленой карты, то оно вынуждено продолжать прежнюю «сепаратистскую» информационную войну против гагаузов. Кто это делает и почему?

Обратимся к персоналиям в кишиневских коридорах власти. Прежде всего, это наше президентское недоразумение. Это, пожалуй, самый главный унионист во властных структурах Республики Молдова. Это он отказал молдавскому народу в его этнической, языковой и этнокультурной идентичности, называет Республику Молдова вторым румынским государством, которое должно исчезнуть, влившись в состав первого.

Это Влад Филат, который уже в первых своих публичных премьерских заявлениях занял твердую унионистскую позицию, утверждая, что государственный язык в республике называется румынским, что в ее учебных заведениях необходимо вернуть «Историю румын», что народ Молдовы состоит из «коренных» и «не коренных». Он проводил политику эволюционной интеграции Молдовы в Румынию, а для этого необходимо было убрать проволочное отгорождение Молдовы от Румынии. Сказал и сделал. При нем по суверенитету и национальной безопасности Молдовы был нанесен удар такой силы, что она стала захваченным государством.

Это Юрий Лянкэ, который разделяет взгляды своего партийного патрона на название государственного языка и на все остальное. Он, конечно, овладел за столько лет дипломатическим языком, но совершенно не понимает, в каких случаях его нужно применять.

Слушая, как он рисует в воображениях своих слушателей молочные реки и кисельные берега, которые потекут в Молдове, стоит только ей подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, и думаешь: на каком свете этот премьер-министр находится. Этого молока напились и этого киселя наелись некоторые члены (!) ЕС, не говоря уже о подписантах (Босния и Герцеговина) такого же Соглашения, какое Брюссель предлагает и нам, открыто заявляя, что нам нечего ждать вступления в ЕС.

Это Мариан Лупу, который вспоминает, что он молдаванин и его язык - молдавский только тогда, когда на горизонте замаячит новая избирательная кампания, принуждающая его вспомнить, что за него голосовали избиратели-государственники левоцентристских взглядов, в том числе и молдаване, и они снова ему понадобились.

Это И. Корман, В. Плахотнюк, Д. Дьяков, М. Гимпу, Д. Киртоакэ, А. Гуцу, И. Хадырка, В. Павлюченко...

Список политиков-унионистов можно продолжить и его можно дополнить фамилиями многих «выдающихся» политологов из числа бывших физиков и марксистов (чего стоят, например, О. Нантой и А. Царану!).

Однако не будем утомлять читателя характеристикой этих личностей, но укажем на то, что всех их объединяет: они унионисты. Одни этого не скрывают, другие - ползучие, и тем опаснее. Именно от них исходит обвинение гагаузов в сепаратизме. Почему они это делают?

Чтобы ответить на этот вопрос начнем... с венгров Румынии. Бухарест также обвиняет их в сепаратизме. Какова бы ни была история венгров Трансильвании, они в наше время находятся в составе Румынии, и если делают заявления или действия, нарушающие территориальную целостность Румынии, то Бухарест имеет полное право назвать их сепаратистами. Правда, насколько мне известно, венгры Румынии хотят лишь национально-территориальную автономию, что не подпадает под понятие «сепаратизм», но затрагивает унитарный характер румынского государства.  И только поэтому политики Бухареста приклеивают им сепаратистский ярлык.

Можно ли законодательную часть референдума в Гагаузии об отложенном статусе подвести под политико-юридическое понятие «сепаратизм»?

Суть этого референдума состоит в том, что если Республика Молдова утратит свой политический суверенитет, то автономия, согласно Закону об особом правовом статусе, принятом парламентов Молдовы 23 декабря 1994 г. получает право на внешнее самоопределение. Референдум в Гагаузии предупреждает всех унионистов Кишинева и политиков Бухареста: если будет запущен механизм 142-й прим.1 статьи Конституции 1994г., предусматривающая объединение Молдовы с Румынией (и не только с ней, но и с любым другим государством!) посредством референдума, то Гагаузия автоматически становится самоопределившейся.

Гагаузский законодательный референдум имел антирумынскую геополитическую направленность. И связано это, прежде всего, с тем, что на момент его объявления и  проведения именно из Бухареста следовала череда заявлений об объединении румын и румынских земель по обоим берегам Прута. На эти заявления последовала боязливая и умиротворяющая реакция Кишинева, объяснившего свое вялое поведение (не дай бог обидеть Бухарест, но оттуда все равно последовало «цыц!») тем, что он занят парафированием Соглашения об ассоциации с ЕС и его подписанием.

Более «внятная» реакция последовала со стороны Запада, который устами одного своего дипломата, оценил заявление Т. Бэсэску как «не своевременное»! Это следует понимать так: ЕС и США еще не дали отмашку румынскому президенту приступать к уничтожению молдавского государства. Вот сукин сын, поторопился раскрыть карты, не мог дождаться «своевременности» этой ИХ геополитической акции!

Из сказанного о законодательном референдуме об отложенном статусе следует, что Гагаузия самым решительным образом выступает против ликвидации молдавской государственности! Где здесь можно усмотреть сепаратизм гагаузов по отношению к молдавскому государству и молдавскому этносу? Им и не пахло!

Но если на гагаузский референдум посмотреть глазами унионистов Кишинева и Бухареста, его можно объявить сепаратистским? Оказывается, если надо, то можно. Но в отличие от якобы сепаратизма венгров Румынии, который, если бы действительно имел место, мог бы быть так назван, «сепаратизм» гагаузов состоит в том, что они не хотят входить в состав Румынии, и принимают по этому вопросу решение уже сейчас, не дожидаясь часа икс.

Гагаузы не согласны с тем, что Гагауз-Ери является румынской землей. И они правы, так как земли Буджака, где они обитают, за исключением оккупации 1918-1940 и 1941-1944 гг. никогда не были румынским!  Да, гагаузы согласны с тем, чтобы земли, на которых расположена их автономия, были составной частью молдавских земель - и только молдавских земель!

Конечно же, это нож в сердце унионистов и поэтому они объявляют гагаузов сепаратистами. Интересно, как на это смотрит молдавский этнос и молдавские политики-государственники?

Насильно организованный митинг 3 ноября 2013 г. не мог заменить собой мнение всех граждан по поводу одновекторности политики Кишинева, будь то в сторону Брюсселя или в сторону Москвы.

Контрмитинг 23 ноября также был мнением тех, кто принял в нем участие, не более того, хотя его роль состояла в том, что по вопросу парафирования Соглашения есть на правом берегу Днестра и другое мнение.

У Кишиневской власти была возможность узнать мнение всего населения, но она не захотела этого сделать. И никакая словесная эквилибристика И. Боцана или В. Филата, почему нельзя спрашивать мнение народа по такому важному для него вопросу, просто неуместна!

А Гагаузия взяла и провела консультацию с населением автономии, получила его мнение. Гагаузы, конечно, не ожидают,  что Кишинев учтет их мнение, но оно - очень болезненная заноза в его пятую точку, которую больно вытаскивать! И что ему делать в таком случае? Давай объявим ее, занозу, сепаратистской, чтобы не чувствовала себя там слишком вольготно.

Но ее не может объявить сепаратистской человек в здравом уме и в твердой памяти, ибо она вошла, а не вышла! Сепаратизм - это действие, направленное на отделение, разъединение, а гагаузская заноза - не такого свойства. Поэтому мы имеем дело с медицинским диагнозом.  И относится он к явным и замаскированным унионистским правителям Кишинева. 

 Иван ГРЕК,
доктор истории, политолог

источник

Hits: 2460
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »