Станет ли Гагаузия полноценной автономией? PDF  | Печать |
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
10.08.2015 г.

Депутат Парламента РМ Фёдор Гагауз рассказал в интервью «Единой Гагаузии» о главной юридической проблеме в отношениях Комрата и Кишинёва и о провалившейся попытке начать диалог для ее разрешения

- На прошлой неделе гагаузские СМИ писали о некой «инициативе Канду», которая была нацелена на обеспечение функционирования гагаузской автономии, но против которой резко выступил Михай Гимпу. В чём суть этого законопроекта?

- Проект решения, который подготовил г-н Канду, предусматривал создание совместной рабочей группы депутатов Парламента и Народного Собрания Гагаузии. Эта структура планировалась как платформа для сотрудничества между Центром и Гагаузией.

Главная заявленная задача группы заключалась в создании юридических условий для функционирования в рамках конституционных норм гагаузской автономии. То есть предполагалось, что усилия депутатов будут направлены на развитие молдавского законодательства с тем, что бы стало возможным исполнение Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии».

- И чем же это не устроило знаменитого униониста?

- Гимпу известен своим непризнанием Гагаузии. Каждый раз, когда речь заходит о правах Гагаузии, он теряет самообладание. Вот и на этот раз он заявил, что молдавский Парламент не может сотрудничать с нашим Народным Собранием, поскольку, дескать, уровень полномочий слишком разный. И хотя это не имеет никакого отношения к замыслу законопроекта, Гимпу шантажируя Филата с Лупу целостностью правящего Альянса, заставил Канду отозвать с обсуждения собственный документ.

- Прошлой осенью, помнится, уже создавалась схожая рабочая группа. Чем она отличалась от этой?

- Та группа появилась как реакция на обострение молдавско-гагаузских отношений после известного референдума 2 февраля. В целом цели той группы были схожими.

Однако, судя по тому, как формировался состав первой группы и некоторым другим обстоятельствам, истинной целью той задумки являлось похоронить справедливые чаяния и требования гагаузской стороны в бюрократизме бесконечных рассмотрений и заседаний. И это, увы, удалось: за несколько месяцев, что группа успела просуществовать до парламентских выборов, практический результат её работы близок к нулю.

- Если бы проект Канду был утверждён парламентом, как бы вы его оценили с точки зрения эффективности?

- Любой диалог - это хорошо. И в этом смысле депутатская рабочая группа была бы очень полезна. Однако, для гагаузской стороны принципиально важно, что бы новая структура, не повторила судьбу первой группы. И что крайне важно - результат ее работы.

Обратите внимание: Парламент отказался сформировать платформу для диалога. А что будет при подготовке соответствующих законопроектов, и будут ли они потом вообще приняты Парламентом?

- А такой риск был?

- В том виде, что предлагал Канду, его инициатива могла стать именно такой очередной имитацией деятельности. Спикер Парламента, напомню, предлагал обеспечивать функционирование Гагаузии в рамках конституционных норм.

Но изъян инициативы заключался именно в этом ограничении - «в рамках конституционных норм».

Одновременно, мне показалось, что Адриан Канду настроен на положительный результат. А для этого придется согласиться с необходимостью внести соответствующие изменения и в Конституцию. Так как в пределах действующей проблема не разрешается.

- Так что плохого в нынешней Конституции?

- Проблема в том, что Конституция в её нынешнем виде не гарантирует полноценно статус Гагаузии.

Сейчас объясню. Основой для существования Гагаузии является Закон «Об особом правовом статусе Гагауз Ери». Этот документ определяет наши права и принципы взаимоотношений с центральными властями. Однако, полномочия автономии не закреплены в Конституции, поэтому периодически Кишинёв предпринимает попытки урезать наш закон, принимая другие нормы.

- Если закон о гагаузской автономии не исполняется, то у нас, наверное, есть какие- то рычаги воздействия на Кишинёв?

- Формально процедура защиты определена - Народное Собрание имеет право обращения в Конституционный Суд, однако для этого в Конституции должны быть прописаны  права Гагаузии, исходящие из закона о статусе автономии.

До тех пор, пока в Конституции не будут полноценно закреплены полномочия автономии, до тех пор имеется реальный риск урезания ее компетенции, а при определенных обстоятельствах и полной ее отмены.

Всё это Кишинев и делал до настоящего времени. И может дальше также поступать, если мы не будем активно и грамотно защищаться. А осуществлялось это  путем принятия законов, не учитывающих статус автономии или же путем признания в КС отдельных статей нашего закона неконституционными.

- Это чисто теоретические предположения или есть конкретный опыт?

- Например, ст. 20  Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии» предусматривает, что судей судебных инстанций автономии назначает президент РМ по представлению Народного Собрания. Но это право НСГ на каком-то этапе показалось вдруг Кишинёву "излишним", и Постановлением № 24 от 06.05. 1999 года Конституционного суда данное положение было отменено.

Такие случаи неоднократны - в 2013 году такая же попытка была по статье 21 закона, которая определяет наши права по органам прокуратуры. Пока удалось защититься. Статья 22 -  это полномочия по УВД, данная норма фактически сведена на нет принятым новым законом о полиции и др.

В 1994 году была договоренность - после принятия закона о статусе Гагаузии, основные полномочия потом закрепить в Конституции. Это не было сделано по многим причинам, в том числе и потому, что гагаузская сторона не поняла важность этой проблемы и недостаточно настаивала на этом.

  Внесенные в 2003 году изменения  в Конституцию, касающиеся Гагаузии, недостаточны для ее защиты. Абсурдная ситуация, но такова юридическая реальность.

Поэтому единственная возможность гарантировать право Гагаузии на автономию - оптимальное конституционное закрепление ее полномочий, а для этого необходимо внести соответствующие дополнения в Конституцию. А до тех пор можно считать, что у гагаузов нет полноценной автономии.

- Какова процедура конституционного закрепления закона о Гагаузии?

-  Есть несколько вариантов. Самый оптимальный вариант - придать нашему закону статус конституционного закона. 

Следующий вариант - внести в Конституцию основные полномочия автономии,  и конституционно закрепить статус нашего специального органического закона. Такова практика в современном мире.

В государствах, где имеются территории со специальным статусом, их полномочия закреплены законами, имеющими статус  конституционных. Кроме этого в Конституциях имеются соответствующие разделы об автономиях.

Так, например в Испании, где 17 автономий; в Италии, где их 5, и т.д.

Наша задача - опираясь на этот и собственный опыт - подготовить проекты для конституционного закрепления Гагаузии.

- В таком случае КС больше не сможет урезать наши полномочия?

- Именно так! КС будет вынужден исходить из действующей Конституции, которая в свою очередь будет предусматривать конституционные гарантии исполнения закона о гагаузской автономии. Но этот подход подразумевает внесение изменений в Конституцию - как раз то, что исключал законопроект Канду.

- В новостях звучало, что вы выступали с аналогичной инициативой. Почему в итоге в парламенте обсуждали инициативу депутата Канду, а не вашу?

- Да, моя инициатива предусматривала схожие цели за исключением момента с конституционными ограничениями, о которых мы говорили. Этот законопроект я зарегистрировал в секретариате Парламента ещё в марте.

В дополнение к рабочей группе, я ещё предлагал утвердить декларацию о принципах диалога между Кишинёвом и Комратом. Этот документ, по сути, являлся сводом принципов, обоюдная поддержка и признание которых могла гарантировать успешный диалог сторон.

Почему законопроект оппозиционного депутата так и не был включён в повестку дня заседаний Парламента, а с аналогичной инициативой выступил депутат от правящей коалиции - вопрос риторический.

К сожалению, таковы реалии молдавской политики. Однако, гоняться за авторством в мои планы не входит. Моя задача другая: любым способом запустить официальный переговорный процесс и настойчиво добивать исполнения закона.

Подчеркну: не требовать чего-то дополнительного, а всего лишь требовать исполнения закона, принятого самим же молдавским парламентом в декабре 1994 года.

- Адриан Канду после переговоров с Гимпу и Филатом сказал, что инициативу нужно дополнительно обсудить с партнёрами по коалиции, и что рассмотрение её возможно уже только осенью. Каковы, по-вашему, шансы у этой инициативы в следующей сессии парламента?

- Трудно сказать. Выдвигая свою законодательную инициативу, я исходил из того, что правильно будет, если мы подготовим соответствующий проект совместно с Центром, при помощи европейских структур, в том числе и ОБСЕ.

Много факторов говорят о том, что вопрос тормозится искусственно. Через месяц они опять могут что-то придумать, потом начнутся выборы в НСГ, что тоже приостановит работу группы (если она всё же будет сформирована).

Одним словом, я не вижу со стороны Кишинёва доброй воли для решения существующих проблем. К этому молдавских политиков могут вынудить только наша настойчивость и внешнее давление зарубежных партнёров.

Поэтому мне ничего не остаётся делать, кроме как быть последовательным в этом вопросе и любым законным способом настаивать на его решении.

В этом стремлении я рассчитываю на участие башкана, спикера и всех депутатов НСГ, а также гагаузскую общественность. Потому что конечная цель у нас всех одна - развитие Гагаузии.

источник

Hits: 1503
Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
quote
bold
italicize
underline
strike
url
image
quote
quote
smile
wink
laugh
grin
angry
sad
shocked
cool
tongue
kiss
cry
smaller | bigger

security code
Напишите отображаемые буквы


busy
 
« Пред.   След. »